Контакты для связи:

 astrolinna@gmail.com

Все для Joomla . Бесплатные шаблоны и расширения.

— Почти у всех, кто пытается любить, возникают проблемы.

— И крупные ошибки, как, например, неверность, могут быть прощены и исправ­лены.

— Даже когда люди сильно любят друг друга, их отношения не пойдут на лад, если они не признают некоторых истин о мужчинах и женщинах.

— Мужчины и женщины на самом деле отличаются друг от друга, и чтобы полюбить и не потерять любовь, необходимо признать и принять эти различия.

Некоторые из этих историй весьма романтичны и согревают душу, другие наполнены весельем и юмором. Что может принести большее удовлетворение, чем история о любовных отношениях, которые были на грани краха, а потом вдруг возродились к жизни? Желание понять, как же это произошло, заставляет нас еще долго сидеть за кухонным столом и наливать себе очередную чашку кофе, хотя все уже давно поели. И снова и снова проигрывать детали ситуации — своей или чужой. Я надеюсь, что, читая эту книгу, вы помедлите после ужина, подумаете о любви, и тогда вас может вдруг озарить — подобно вспыхнувшей электрической лампочке: “О, да это же я!” или “Посмотри-ка, дорогая! Они говорят о нас!”

ГЛАВА 1: Марс и Венера: история любви

Я думаю, что мужчины — это выходцы с Марса, а женщины — с Венеры. Когда-то, очень давно, марсиане на своих космических кораблях прибыли на Венеру. Жители Марса и обитательницы Венеры с первого взгляда до сумасшествия полюбили друг друга, поженились и продолжали жить счастливо, пока не решили вместе отправиться на Землю...

Сначала все шло отлично. Но через некоторое время атмосфера Земли начала оказывать свое воздействие. И мужчины, и женщины пережили так называемую “селективную амнезию”. Они забыли о том, что жили на разных планетах.

Не сознавая, насколько они отличаются друг от друга, марсиане пришли к выводу, что поведение жительниц Венеры надо подкорректировать, а те, в свою очередь, сочли, что марсиан следует усовершенствовать. И как только они принялись “исправлять” друг друга, их любовь начала исчезать.

Хотя большинство мужчин и женщин забыли о своих различиях, некоторых Земля пощадила. Эти счастливчики помнили, что мужчины и женщины — выходцы с разных планет. Осознавая это, они продолжали любить друг друга.

Большинство мужчин и женщин забыли о своих различиях. Но некоторые счастливчики помнили, что они уроженцы разных планет. И, осознавая это, продолжали любить друг друга.

Именно понимание того факта, что мужчины — выходцы с Марса, а женщины — с Венеры, и было тем недостающим звеном, которое не позволило тысячам пар пережить не угасающую любовь, сохранить страсть в своих отношениях и лучше понимать друг друга.

Беспочвенные ожидания

Если мы ошибочно полагаем, что мужчины и женщины одинаковы, наши взаимоотношения наполняются беспочвенными ожиданиями. Женщины считают, что мужчины будут поступать так же, как и влюбленные женщины. Мужчины полагают, что женщины станут реагировать таким же образом, как реагирует мужчина, когда он любит. Когда мы ясно не осознаем, что мужчины и женщины по разному отвечают на чувства, то становится понятным, почему наши чувства задеты, и дело сво­дится к тому, что мы начинаем сражаться с тем, кого любим больше всех.

Если мы ошибочно полагаем, что мужчины и женщины одинаковы, наши взаимоотношения наполняются беспочвенными ожиданиями.

Если мы помним и понимаем, что мужчины прибыли с Марса, а женщины — с Венеры, то реакция и поведение партнера предстают перед нами в совершенно новом свете. Старинная война полов превращается в недоразумение между полами. В отношениях появляется что-то волшебное. Сердца согреваются теплом прощения, а душа наполняется осознанием нашей способности реализовать мечты и надежды.

Неожиданно наши отношения приобретают совсем иной вид. Мы видим, что партнер добивается любви и старается изо всех сил, но по-своему. За счет этого нового видения мы способны заметить многочисленные попытки партнера быть любящим. Облака путаницы, досады и разочарований начинают расходиться, а в действиях и реакции партнера вдруг появляется смысл.

Старинная война полов превращается в недоразумение между полами.

Когда мы способны ясно увидеть и почувствовать намерение партнера любить, наши отношения автоматически начинают меняться. Вместо того чтобы ощущать себя отвергнутыми или недооцененными, мы начинаем видеть ту любовь, которая не только была, но и существует до сих пор.

Краткий обзор рассказанных историй

Благодаря этому важному открытию тысячи пар нашли свой собственный способ вновь разжечь любовь в их отношениях. Книга “Марс и Венера: история любви” состоит из этих сердечных и вдохновляющих рассказов. По мнению авторов, мы разделим их успех и будем учиться на их ошибках.

Каждая история даст вам новые важные идеи. Хотя многие из них уже нашли отражение в других моих книгах, но эти рассказы помогут вам разобраться в ваших чувствах и переживаниях, а в некоторых случаях подска­жут новые способы создать такие отношения, о которых вы мечтаете.

Необходимо подчеркнуть, что каждая из историй не всем сможет помочь, да этого и не нужно. Не всем подходят эти общие описания различий между мужчинами и женщинами. Эти истории отобраны потому, что они помогут многим. Если вы снова и снова узнаете себя или своего партнера в этих описаниях, то у вас будет отправная точка для того, чтобы обсудить эти идеи с друзьями, в семье или с любимым человеком.

2-я глава, “Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры”, объединяет истории, в которых рассказывается о том, как более глубокое понимание различий между мужчинами и женщинами способствует сохранению любви. Стоит только помнить, что мы все разные, то мы сразу освобождаемся от ощущения отвергнутости и недооценки и вдохновимся на то, чтобы затратить необходимое время и понять нашего партнера, а также получить желаемое.

Истории 3-й главы — “Мужчины и их пещера” — служат иллюстрацией тому, как простое понимание женщинами насущного желания мужчины иногда уединиться может значительно улучшить отношения. Многие женщины открыли для себя, что если принять возникающее время от времени желание мужчины спрятаться в своей “пещере”, то он становится в результате лучшим слушателем. А другие женщины пришли к выводу, что, удовлетворив свою потребность в уединении, мужчина охотнее проводит время с женой вне дома.

Собранные истории в 4-й главе — “Мы говорим на разных языках” — повествуют о том, насколько по разному общаются мужчины и женщины и сколь непохоже их понимание цели разговора вообще. И те и другие используют слова с целью расставить точки над “ i ” и решить проблемы. Но женщины в процессе разговора стремятся также осознать выражаемые ими мысли, ощущения и полнее ощутить близость. Эти истории показывают, как меняется качество разговоров, если мужчина и женщина начинают понимать эту разницу.

В 5-й главе — “Нашествие марсиан” — рассказывается о настолько испорченных взаимоотношениях, что разрыв был почти неизбежен, но благодаря новому видению проблем они улучшились и начали расцветать. В этой главе мы встречаем мужчин и женщин, которые совершенствуются в любви и находят пути удовлетворения желаний партнеров, а так­же добиваются того, чтобы их собственные потребности нашли отклик, хотя в отношениях поначалу царили неразбериха и чувство обиды.

В 6-й главе — “Горячий привет от Марса и Венеры” — мы видим, как по-разному мужчины и женщины дарят любовь. Без ясного понимания этих различий мы раздражаемся и разочаровываемся в любви. Эти житейские истории показывают мужчинам, насколько важно дать понять женщине, что ею дорожат, а женщинам — как необходимо выразить одобрение своему партнеру и его действиям.

И наконец, 7-я глава — “Марс и Венера вместе и навсегда”. В ней мы остановимся на особенно трудных проблемах некоторых браков — плохое обращение, пагубные привычки, обман и измена. Эти истории запоминаются не только потому, что показывают глубокое воздействие этих проблем на любовь, но и тем, что их персонажи нашли путь от разбитых сердец к крепким, здоровым отношениям, полным любви.

Благодаря каждой главе книги “Марс и Венера: история любви” вы найдете способ применить на практике новое понимание различий между мужчинами и женщинами. Каждая история принесет все более ясное осознание способов разрешения проблем и конфликтов, возникающих не только во взаимо­отношениях партнеров в любви, но и в отношениях вообще.

Волшебство совместного переживания историй

В том случае, если вы сможете увидеть себя или партнера в каждой из историй, тогда лучше поймете то, что наполняет взаимоотношения любовью. Если вы сфокусируете свое внимание на том, что заставляет отношения работать, эти качества спонтанно реалиауются в жизни.

Если вы выясните, чего не хватает в ваших отношениях, то вместо ощущения потери вас вдохновят новые возможности обрести счастье и удовлетворение. Если вы станете смеяться над собственными ошибками или над ошибками партнера, то старые обиды исчезнут, и ваше сердце наполнится волшебным чувством любви и прощения.

Если эти истории со счастливым концом вдохновят вас или просто дадут возможность испытать чувство благодарности за любовь и понимание, которыми обладаете, то, следя за тем, как преображаются такие же, как и вы, люди, как растет их способность любить и уважать друг друга, то сможете пережить моменты, обогащающие вас и вашу любовь.

ГЛАВА 2 Мужчины - выходцы с Марса, женщины — с венеры

Мужчины и женщины не похожи друг на друга. Эта разница такова, что временами нас можно принять за жителей разных планет. Держите в уме эту простую истину, и вы не станете порицать партнера и сможете понять его нужды. Вместо того чтобы воспринимать не похожее на наше собственное поведение партнера как признак слабости или невротические тенденции, которые следует исправить, мы начнем любить и принимать партнера таким, каков он есть. В каждой из следующих ниже историй герои их расскажут нам, как понимание различий между мужчинами и женщинами помогает достичь гармонии во взаимоотношениях и уверенности в себе.

Мы не одиноки

- Барбара рассказала мне следующее: “Сейчас мы с Роджером очень любим друг друга, но так было не всегда. У нас все время было ощущение, что мы играем в перетягивание каната. Слишком многое в его поведении действовало мне на нервы. Когда я прочитала книгу “Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры”, мне показалось, что Джон Грей словно наблюдал за нами у нас дома и сумел передать наши разговоры. Я подумала: “Это же мы”. Когда мы узнали, что другие переживают то же самое, это нам очень помогло.

Когда мы узнаем, что множество других пар переживает то же самое, это помогает нам воздержаться от упреков в адрес друг друга.

Узнав, что множество других пар переживает подобное, мы стали воздерживаться от упреков в адрес друг друга. Всякий раз, когда возникала проблема, я больше не приходила к выводу, будто это с Роджером что-то не так. Я не чувствовала себя неспособной получить желаемое. И что еще более важно, перестала интерпретировать поведение Роджера как отсутствие любви ко мне”.

Научиться отступать

Нелл пишет: “Мой муж Стюарт — упрямый, молчаливый тип. Настоящий марсианин. Я никогда не знала, что он чувствует, и это лишало меня уверенности. Мне необходимо было заглянуть ему в душу. Как мы сможем понять друг друга, если он ничем не делится? Как я смогу улучшить положение вещей, если не знаю, что его беспокоит? Я понимала:.что-то не ладится, и если Стюарт не заговорит об этом, все пойдет еще хуже. И точно: мы не поговорили, и ситуация ухудшилась.

Пытаясь добиться улучшения, я делала только хуже.

Я и представить себе не могла, что мои попытки заставить его высказаться лишь отталкивали его от меня все дальше и дальше. Когда я прочитала о том, что марсиане укрываются в своих убежищах, это помогло мне понять, почему, пытаясь добиться улучшения, я только делала хуже. Стоило мне начать отступать, все изменилось. У Стюарта улучшилось настроение. Когда он выходил из своей “пещеры”, то был более внимателен ко мне, проявлял больший интерес. Я знаю, что без нового понимания проблемы мы бы продолжали воевать друг с другом”.

Научиться слушать

Чак рассказывает: “Поняв, что женщины это пришелицы с Венеры, я получил очень важный подарок: научился слушать. Хотя, собственно, и раньше знал, что общение — это самый важный элемент взаимоотношений, и считал себя отличным слушателем. Более того, я профессиональный слушатель, по-скольку беру интервью для радио. Тогда поче­му же моя жена так злится на меня? Почему она перестала разговаривать со мной?

Всякий раз, когда она заводила разговор, я тут же предлагал свой выход из положения.

Подобно большинству мужчин, я сосредотачивался на решении проблемы. Всякий раз, когда она начинала делиться тем, что ее беспокоит, я тут же предлагал свой выход из положения. Пытался “прочистить ей мозги”, воздействовать на ее чувства и стремился решить за жену все возникающие проблемы. А ей всего лишь было нужно, чтобы я ее “просто послушал”.

Моя жена говорила это много лет, но я никогда толком не понимал, что она имеет в виду. Я полагал, что “просто послушать” означает дать ей закончить свою мысль, прежде чем я предложу свое решение. Теперь я “просто слушаю”. Воздерживаюсь от советов, чтобы она почувствовала себя “услышанной”.

Делать меньше и влюбиться

Мардж рассказывает: “Когда мои друзья настаивали, чтобы я прочитала книги Джона Грея, я сначала сопротивлялась. Мне не хотелось, чтобы мужчина советовал, что еще необходимо делать для улучшения моих отношений с партнером. Почему предполагается, будто инициатива должна исходить исключительно от женщины? Я устала от этих усилий, и мне хотелось, чтобы для разнообразия что-нибудь сделал и мой муж Филип. Хотя мне это и не нравилось, все же приняла “лекарство”.

Я перестала делать многое для негр и перестала просить его делать многое для меня. Следующий месяц занималась только тем, что хотела сама, и не пыталась исправить поведение мужа.

Я перестала убирать на кухне, и после того как кухня превратилась в настоящую помойку, муж сам принялся за уборку.

Я перестала вызывать его на разговоры. Тогда он начал задавать мне вопросы о том, как у меня прошел день. Я прекратила интересоваться его рабочими делами. Через несколько недель муж сам стал рассказывать об этом. Я перестала убирать на кухне, и после того как она превратилась в настоящую помойку, Филип самостоятельно принялся за уборку. Я начала оставлять все его вещи на полу, и в конце концов он сам стал подбирать их. И хотя подобное поведение не было моим идеалом, это сработало.

Похвала подействовала на мужа как волшебный любовный напиток. Он тут же успокоился и почувствовал облегчение.

Я начала хвалить его за все то, что он делал. Хотя мне и не хотелось ждать, чтобы кухня превратилась в помойку, пока он соберется там убрать, я все-таки делала это. Когда муж навел порядок, я улыбнулась и сказала: “Выглядит просто замечательно”. Похвала подействовала на него как волшебный любовный напиток. Он тут же успокоился и почувствовал облегчение. Я и представить себе не могла, насколько секрет прост. Стоило мне изменить свое поведение, изменился и Филип. И тогда я снова влюбилась в него.

[Академия Знакомств [Soblaznenie.Ru] - это практические тренинги знакомства и соблазнения в реальных условиях - от первого взгляда до гармоничных отношений. Это спецоборудование для поднятия уверенности, инструктажа и коррекции в "горячем режиме". Это индивидуальный подход и работа до положительного результата!]

Конечно, я вынуждена была отказаться от порядка, царившего в доме. Да, теперь у нас нередко полный кавардак, поскольку муж по нескольку дней находится в своей “пещере”. И мне нелегко сдержать порыв самой прибраться в доме, чтобы потом, по обыкновению, сетовать на мужа, который не помог или не оценил мой труд. Но когда я на опыте убедилась, что тактика выжидания действует и что в результате мы сильнее любим друг друга, мне стало намного легче. Результат стоит того”.

Начать сначала

Джуди делится с нами: “На долю нашей семьи приходится в общей сложности шесть браков. Этот третий для каждого из нас. Через несколько дней мне исполнится пятьдесят два. Если я не собираюсь создать наилучшие взаимоотношения после всех этих лет, тогда зачем вообще было вступать в брак? Я бы лучше осталась в одиночестве, чем согласилась на компромиссный вариант. Когда мы с Кеном поженились, мне было сорок два, а ему пятьдесят один. Взрослые! Совершеннолетние! Мы поженились для того, чтобы каждый из нас мог перейти на новый уровень отношений. Вступив в брак, показали друг другу, какие отношения мы хотели бы иметь, однако не имели!

Вот как мы к этому пришли.

Мой первый брак после пятнадцати лет совместной жизни закончился разводом. Я не знала, как добиться хороших отношений с мужем. Мои родители все время воевали друг с другом и демонстрировали минимум уважения к партнеру. Мне казалось, что если я умна, то смогу построить другие отношения. Но в итоге повторяла ошибки.

Через полтора года после развода я снова вышла замуж. Это был милый человек, однако опять ничего не вышло. По крайней мере, на этот раз я не оставалась с ним пятнадцать лет. Я все отчетливее осознавала , что просто не знаю, как быть. И запуталась окончательно.

Как только я перестала давать ему полезные советы, он начал меня слушать.

Потом в моей жизни появился Кен, и все изменилось. Мы познакомились на семинаре Джона Грея, посвященном общению. Впервые в моей жизни я начала понимать мужчин и то, что происходило в моих отношениях с ними. Стала учиться, как разговаривать с мужчинами, чтобы они слушали. Как только я перестала постоянно давать ему полезные советы, Кен начал меня слушать. Мы женаты уже десять лет и счастливы. И я знаю почему.

Мы общаемся и знаем, как воздать должное каждому из нас, учитывая разницу полов. Мы знаем, как работают эти различия. Я больше не считаю, что Кену легко понять меня. Порой я сама себя не понимаю, так почему же я должна ждать этого от марсианина? Когда же он пытается это сделать, я по-настоящему ценю его усилия.

Я думала, что если он любит меня, то автоматически захочет соединиться со мной и в общении.

До Кена я просто ждала, что мужчина должен выслушать и понять. Думала, если он любит меня, то автоматически захочет соединиться со мной и в общении. Я не знала, что главное для мужчины — поступки.

Когда Кен чувствует, что делает что-то для меня, он начинает ощущать связь со мной. Роль пассивного слушателя заставляет мужчину почувствовать себя так, будто он не прилагает усилий, чтобы помочь. Ему быстро становится скучно, терпение его иссякает, он отвлекается или теряет интерес. Когда я хвалю Кена, он вспоминает, что помогает. Это не только делает мужа счастливее, но и служит мне напоминанием: нельзя принимать его поддержку как должное.

Я и от себя не жду автоматического приятия и понимания всех наших различий. И хотя временами мне нелегко, теперь я испытываю сострадание к себе из-за того, что приходится иметь дело с кем-то, до такой степени не похожим на меня!

Хотя мы разные, но его поведение настолько же оправданно, как и мое. Меня не надо переделывать, и он в этом тоже не нуждается.

Мы помним о том, что мужчины — выходцы с Марса, а женщины — с Венеры, и это помогает нам с уважением относиться к нашим различиям, а не пытаться игнорировать или отрицать их. Мы с Кеном пережили восьмидесятые годы, когда пытались поставить знак равенства между мужчиной и женщиной. Теперь мы знаем, что это неверно. Мы выяснили, что совершенно разные, причем один вовсе не лучше другого. И поняли: поведение каждого из нас оправданно. Меня не надо переделывать, и Кен в этом не нуждается.

Мне кажется, что мужчины и женщины изначально были созданы не только потому, что мы можем рожать детей, но и в других отношениях тоже. Любя Кена, я начала любить и принимать себя. На это ушло пятьдесят два года, и я благодарна за свое прозрение”.

Вместе совершенствоваться в любви

Фред рассказал свою историю: “Я все время слышал имя Мэри Райт. “Она делает то же, что и Джон Грей. Она тебе понравится”, — говорили мне друзья и знакомые. К тому времени я посещал семинары Джона и использовал его работу в моей практике психо­аналитика. Поэтому я подумал, может, друзья действительно правы, и Мэри должна мне понравиться. Но не желал так быстро начинать встречаться с кем-то после развода. Нет, нет, я не впал в депрессию, все шло отлично, просто не хотел ходить на свидания.

Я встретил Мэри на семинаре. Это было неизбежно. В тот раз устроили танцы, и я танцевал с ней. Помню, что подумал: “Мне по-настоящему нравится эта женщина, но в этом нет никакого фокуса. Она мила, привлекательна, умна, одухотворенна”. Однако во мне ничего не “щелкнуло”. Я встретился с ней снова через полтора года. Мэри оказалась на вечеринке, куда пригласили и меня. И ясно, что она была там самой интересной и привлекательной. Я добрых три четверти часа проговорил с ней, записал номер ее телефона и через две недели позвонил, чтобы пригласить на концерт Билли Джоэла вместе с моими дочерьми. Это был фантастический концерт.

“Мэри, — сказал я ей в тот вечер, — ты мне симпатична, и я хочу пригласить тебя куда-нибудь еще. Мне по-настоящему понравился сегодняшний вечер, проведенный с тобой”.

“Мне тоже, — ответила она. — Но необходимо сказать тебе кое-что важное. Наши отношения должны развиваться очень, очень медленно. Раньше я всегда бросалась в роман с головой, не успевая понять, в чем дело, и сейчас изо всех сил стараюсь этого не делать. Хочу, чтобы ты знал с самого начала, что я не смогу быть с тобой близка”.

“Что это значит? — спросил я. — Если я не смогу обнять тебя или поцеловать, для меня это будет тяжело. Но если ты говоришь, что в настоящий момент не увлечена мною и я тебя не возбуждаю, постараюсь понять”.

“Именно так, — сказала Мэри. — Ты действительно правильно все понял”.

Мы обнялись, пожелали друг другу “спокойной ночи” и прыснули от смеха. Так окончилось наше первое свидание.

События развивались медленно, но мы наметили свой путь. Через несколько месяцев Мэри отправилась со мной, моей дочерью и ее подружкой в парк развлечений. В то время я изредка встречался с двумя женщинами, но после этой прогулки я понял, что хочу быть только с Мэри. И все равно мы впервые по-настоящему поцеловались только через четыре или пять месяцев. Через некоторое время стали физически близки. Спустя год уже жили вместе.

Мои отношения с женщинами до посещения семинаров Джона и мои отношения с Мэри после основательного изучения его трудов в корне отличны. Я видел, как Мэри воздерживается от непрошеных советов: она преподавала в четвертом классе и привыкла учить жизни маленьких мальчиков. Сам я, как типичный марсианин, ненавидел, чтобы мне говорили, что делать. Но Джон научил Мэри спрашивать о том, хочу ли я услышать то или, наоборот, это, и по-настоящему ценил столь важное качество. Мэри даже позанималась с моими дочерьми, чтобы помочь им лучше понять меня.

Я ненавижу, чтобы мне говорили, что делать, поэтому, когда Мэри спрашивала, хочу ли я услышать то или другое, я по-настоящему ценил данный подход.

Для меня самым важным ключом к успеху наших взаимоотношений стало то, что я научился прислушиваться к чувствам Мэри, не задевая их. Хотя я психоаналитик, но работы Джона дали понять, что мне еще многому надо поучиться в данной области. Мужчины так давно не обращают внимания на чувства женщин, что перестали даже осознавать это. “Разумеется, ты, вероятно, ощущаешь это так, — говорят они, — но давай все-таки будем логичными, ладно?” Чтобы стать действительно хорошим слушателем, каковым я себя считал, мне пришлось научиться прислушиваться к чувствам женщины, не подавляя их.

Мужчины просто недооценивают то, что чувствуют женщины. Мне пришлось научиться прислушиваться к чувствам женщины, не подавляя их.

Причина, объясняющая, почему мужчины недооценивают чувства женщин, кроется в традиционном воспитании. С раннего детства они становятся членами своего рода мужского клуба. И начинают верить в то, что мальчишки лучше девчонок — умнее, сильнее и так далее, перенимая подобное отношение от отцов, дядей, дедушек и старших братьев. Таким образом, мальчики вырастают, абсолют­но не понимая и не ценя женской мудрости.

Прежде чем попасть на семинары Джона, я, подобно большинству мужчин, не представлял себе, что в глубине души презираю женщин, их мысли, чувства. И понимаю, что начал по-настоящему слушать женщин еще до встречи с Мэри, но именно Мэри стала первой женщиной, не считая моих дочерей, с которой я научился выслушивать по-новому. Практика психоаналитика доказала мне, что только тогда, когда мужчина начинает слушать, женщина перестает испытывать к ним чувства гнева и презрения, а также считать их олухами. Если научиться как следует слушать, то появляется доверие. То, что я слушал Мэри, было для нее необычным, но и для меня тоже. С тех пор у нас с ней появилось ощущение партнерства.

Таким образом, семинары Джона открыли дорогу к доверию. Благодаря этому женщины могут не беспокоиться по поводу “пещеры”. Они верят, что мужчина вернется. Я также понял, насколько важно, когда меня хвалят. В моем предыдущем браке я чувствовал, что жена принимает как должное все, что я для нее делаю, и, казалось, никогда этого не ценит. Но семинары Джона пролили свет и на этот особый аспект взаимоотношений. Для мужчин очень важна похвала. Например, мне нравится слышать, как Мэри говорит: “Я люблю тебя”, но если она скажет: “Дорогой, мне так приятно, что ты сумел достать эти билеты” или “спасибо, что вынес ведро”, или “я просто в восторге — ты так стараешься быть хорошим отцом”, то такого рода похвалы значат для меня гораздо больше и проникают в самое сердце.

Этими основными положениями я пользуюсь во время моей врачебной практики. Понимание различий между мужчинами и женщинами порождает доверие, которое дает сильное ощущение безопасности. И тогда расцветает любовь. Именно это и произошло с Мэри и со мной. Любовь просто возникла и начала крепнуть. Мы поженились в 1994 году. Джон и Бонни были на нашей свадьбе”.

Сначала найти себя, а потом нас

А вот как Мэри рассказывает эту историю. “Для меня любовь — наркотик, или была таковой. В первый раз я влюбилась в пять лет и с тех пор больше не останавливалась. Я все­гда была с кем-то до того момента, пока не прошла пара лет после моего третьего развода. Тогда мне было сорок два года. Я выросла в семье, где царили пагубные привычки — мать была алкоголичкой, я потеряла двух братьев, наркомана и алкоголика. После трех браков, закончившихся разводом, поняла наконец, что у меня свое пагубное пристрастие. Нет, я не увлекалась ни наркотиками, ни алкоголем, я выходила замуж. Семинары Джона помогли мне это понять.

Для меня любовь — наркотик, или была таковой. Первый приятель у меня появился в пять лет, и с тех пор я больше не останавливалась. Я всегда была с кем-то до того момента, пока не прошла пара лет после моего третьего развода. Тогда мне было сорок два года.

Осознав, решила установить отношения с самой собой, дабы разобраться, что я из себя представляю. Купила собственную квартиру,

отправилась в самостоятельное путешествие по юго-западу и начала слушать музыку, что­бы понять, что люблю я. Я все время говорила себе: “Вот я какая, вот что я люблю. А вот это мне не нравится. Этого я не приму. А на это бы согласилась”. Я снова влюбилась, но впервые в жизни влюбилась в саму себя.

Все это время, пока я была одна, постоянно слышала имя Фреда Клейнера. Окружающие считали, что мы должны понравиться друг другу. Я отвечала: “Не хочу ни с кем знакомиться. Меня это не интересует”. Но это имя оставалось на слуху. Я просто должна была с ним встретиться. И вот я пошла на вечеринку, и там оказался Фред Клейнер. Он подошел, заговорил и был совершенно очарователен. Фред спросил мой номер телефона и позвонил через несколько недель, чтобы пригласить на концерт.

По дороге на концерт я сразу его предупредила: “Хочу, чтобы ты знал: я трижды была замужем. Не представляю, как надо строить отношения, но собираюсь на этот раз все сделать иначе. Даже не знаю, смогу ли поцеловать тебя и когда это произойдет. Я на совершенно незнакомой территории”. Поцелуи были для меня гибелью.

“Я могу обнять тебя?” — спросил Фред. “С объятиями проблем нет. Но вот поцелуи... Каждый раз, когда я целую того, кого люблю, тут же теряю голову. Именно тогда попадаю в “любовную зависимость” и начинаю фанта­зировать”.

“Договорились”, — сказал Фред. В этот вечер мы отлично провели время на концерте. Наши отношения стали складываться сами собой. Первые пять с половиной месяцев вместе ужинали и ходили в кино. Потом Фред провожал меня до дверей квартиры, мы обнимались, но я все еще не была готова к сексуальным отношениям. Фред был великолепен. Он не торопил меня, уважая мои чувства. Фред знал работы Джона вдоль и поперек и отлично пользовался этими знаниями.

Я не была отчаянно влюблена, но и не испытала разочарования из-за того, что мои нереальные романтические ожидания снова не сбылись.

Фред стал первым мужчиной, который на­шел время, чтобы выслушать меня. Это помогло мне не потерять связи с моим “я”. Я не была отчаянно влюблена, но и не испытала разочарования из-за того, что мои нереальные романтические ожидания снова не сбылись. Совершенно ясно, что у нас были свои взлеты и падения, но мы прошли через это. Я поняла: мужчинам нужно жизненное пространство, а мне остается только не препятствовать. Фред научился просто слушать меня, давать мне выговориться.

Теперь я могу со стороны взглянуть на мою “любовную зависимость” и понять, что же это было такое. Это была фантазия на тему, какой должна быть любовь. Я так отчаянно хотела быть любимой, что становилась такой, какой меня хотел видеть мужчина, и теряла саму себя. Я настолько сливалась с мужчиной — моим мужем, — что не думала о своих собственных потребностях, о том, какая я, чего хочу и что люблю. Просто входила в его жизнь и становилась его придатком. И тем не менее в конце концов понимала, что несчастлива и не получаю нужного мне.

Но с Фредом совсем другое дело! Нам так весело вместе, и с ним я остаюсь самой собой. Я Мэри Райт, учительница и жена Фреда Клейнера. И абсолютно уверена, что смогу жить без Фреда, существовать без него, что без него моя жизнь останется такой же наполненной. Но я этого не хочу. Я с Фредом по собственному выбору, а не от отчаяния.

Понимание наших различий помогает мне всегда выбирать его. У меня нет ощущения, что со мной что-то не так. Я не должна меняться, чтобы добиться его любви. Фред принимает мою непохожесть. Он пытается уважать мои чувства и видеть то лучшее, что есть во мне. Нет необходимости соответствовать всем его ожиданиям, чтобы он любил меня.

Быть с Фредом, которого я выбрала сама, куда романтичнее, чем та болезненная, наркотическая, выдуманная любовная зависимость от моих прежних мужей. В те дни у меня не было меня самой. А теперь у меня есть Фред и я сама. Теперь у меня есть мы”.

Чудо понимания

А вот история Сью: “Книга „Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры стала поистине ответом на мои молитвы. Для моего брака было необходимо чудо. В тот момент я много думала о разводе, но из-за детей не хотелось идти на это. Каким-то образом я чувствовала, что “ответ” вот-вот появится, так оно и случилось!

В тот момент я много думала о разводе, но из-за детей мне не хотелось идти на это.

Мы с Ричем женаты уже двадцать четыре года. У нас пятеро детей в возрасте от шестнадцати до двадцати двух. За прошедшие годы мы отдали столько сил и энергии, чтобы наши дети выросли хорошими, ответственными людьми, что как-то отодвинули в сторону свои проблемы. Теперь три наших дочки учатся в колледже, сыновья — в старших классах, так что я чувствую, что наша работа почти закончена. И мы начинаем все больше сосредоточиваться друг на друге и на том, как нам жить вместе.

Нашей основной проблемой за прошедшие годы было отсутствие общения. Стоило мне заговорить о моих чувствах, связанных с проблемами детей, как Рич тут же занимал оборонительную позицию и заявлял, что во всем виновата я. Обычно он говорил, что я недостаточно строга с ними.

Муж ни разу не выслушал меня без того, чтобы не “исправить” меня или предложить свое решение проблемы. Дело всегда кончалось одинаково: я плакала, сожалела, что пыталась поговорить с ним. У Рича тут же портилось настроение, он выходил из себя и начинал говорить мне что-нибудь неприятное.

Но после того как мы вместе прочли вашу книгу, муж понял меня, и его характер стал лучше. Из-за того, что вы написали о женщинах в своей книге — а я именно такая, — Рич впервые понял, что я “нормальная”. Теперь могу спокойно поделиться с ним моими мыслями и чувствами, и он больше не злится.

Он впервые понял, что я “нормальная”.

В пятой главе вы пишете: мужчина должен помнить — если женщина на что-то жалуется, то это не значит, что она обязательно обвиняет своего партнера. На самом деле просто пытается таким образом избавиться от своих разочарований. Вы говорите, что женщины делятся проблемами, чтобы чувствовать себя лучше, тогда как мужчины уходят в свои “пещеры”, дабы решить свои проблемы в одиночестве. Когда мы с мужем поняли, что именно это с нами и происходит, наш брак встал на путь выздоровления.

По мере чтения книги мы радовались, что с каждой главой в нашу жизнь приходят перемены. Когда я возвращалась домой с работы, Рич садился рядом со мной и спрашивал о том, как прошел день. И он слушал меня! Я так нуждалась в столь внимательном собеседнике. И этому его научила ваша книга.

В десятой главе вы пишете о том, что женщины “ведут счет” и что мелочи, сделанные для них мужчиной, столь же значимы, как не что более важное. Мне это показалось таким правдивым. Все годы супружества я мысленно “вела счет” и даже не понимала, что делаю это. И у меня всегда было больше “очков”, чем у Рича, так что счет постоянно оказывался неравным, и это вызывало обиду. Я всегда была больна “лихорадкой раздражения”. Ох! Я накопила в душе столько раздражения против мужа, что это отравило наши отношения. И однажды сказала ему: “Как человек ты мне больше не нравишься”. Я больше не чувствовала любви из-за раздражения в душе.

Я больше не чувствовала любви из-за накопленного раздражения.

Спустя всего несколько месяцев мы получили вашу книгу в подарок от брата Рича — Джона, живущего в Калифорнии. Он побывал на вашем семинаре, посвященном взаимоотношениям, и ему понравилось то, что вы говорили. Вот так мы и получили книгу на нашем ледяном севере. (В то утро на градуснике было минус двадцать!)

Прочитав, я написала Ричу “любовное письмо” на девяти страницах и изложила все свои чувства. И поняла, что когда выплескиваешь отрицательные эмоции, они на бумаге блекнут, а положительные, напротив, могут расцвести. Я сделала и постскриптум, как вы учите в одиннадцатой главе, то есть составила такой ответ на мое письмо, какой бы хотела получить от Рича. И это помогло мне больше всего. Именно тогда мои душевные раны стали затягиваться.

Его письмо, полное любви и извинений, начало залечивать мои израненные чувства.

Когда я показала Ричу мое письмо и “его” ответ, он ответил очень любящим письмом с извинениями, которое помогло в исцелении моих израненных чувств. Мы открыли друг в друге нечто новое. Я выяснила, что легче всего общаться с мужем при помощи любовных писем. Когда я по-настоящему огорчена и пытаюсь рассказать ему о том, что чувствую, Рич обычно сердится на меня. Теперь я знаю: что лучше все изложить на бумаге. Без этой “методики” я бы просто умерла от “лихорадки раздражения”, возникшей из-за того, что во время разговора мои чувства слишком часто подвергались ударам.

За последние два года, с тех пор как мы прочли вашу книгу, наши отношения заметно изменились. Теперь я и муж достигли лучшего взаимопонимания. Мы осознаем, почему оба ведем себя так, а не иначе. Я верю, что правда, написанная в вашей книге, спасла наш брак. За это я всегда буду благодарна вам. Теперь в нашем доме счет несколько выровнял­ся, так как Рич стирает, иногда готовит и помогает во всяких домашних мелочах, которые так много значат в браке. У нас по-прежнему бывают взлеты и падения, но мы на пути к выздоровлению. Наш брак снова обрел надежду”-

ГЛАВА 3 Мужчины и их “пещера”

Вне всякого сомнения, для пришелиц с Венеры самой важной и полезной информацией о выходцах с Марса является понимание уравнения — мужчина плюс его “пещера”. Тот факт, что мужчина любит свою жену, но иногда хочет побыть один, трудно осознать многим женщинам, поскольку данное поведение обычно совершенно чуждо их натуре.

Когда женщина любит мужчину, ей хочется все время быть с ним вместе. Даже находясь в состоянии стресса, она стремится поделиться деталями прошедшего дня с мужчиной, которого любит. Когда женщины рассказывают о неприятностях, это помогает им разобраться в произошедшем и свалить с плеч груз прожитого дня. Откровенность дает ощущение близости с любимым человеком и просто улучшает самочувствие.

Для женщины поговорить с партнером и получить его поддержку — одно из главных преимуществ отношений. Это просто приятно, когда тот, кто вас любит, поймет, через что вы прошли. Чем больше женщина любит мужчину, тем больше она старается поделиться с ним.

Ее охватывает раздражение и разочарование, когда возлюбленный возвращается домой и ничего не может ей сказать. Когда она спрашивает, не беспокоит ли его что-либо, он лишь коротко отвечает: “Так, пустяки”. Женщина не понимает, что на самом деле это означает следующее: “В данный момент я нахожусь в моей „пещере, и мне бы не хотелось разговаривать прямо сейчас. Я выйду через некоторое время”.

Женщина ошибочно принимает это на свой счет и чувствует себя отвергнутой, когда мужчина скрывается в своей “пещере”.

Не понимая того, что мужчины — выходцы с Марса, ей не остается ничего другого, как принять это на свой счет. Женщина приходит к выводу: если партнер не хочет с ней поделиться, значит, он ее не любит. Каждая жен­щина, живущая с мужчиной или собирающаяся с ним жить, должна понимать и принимать мужскую потребность “провести время в „пещере”. Хотя это гораздо тяжелее, чем кажется на первый взгляд, следующие ниже примеры помогут облегчить задачу.

Он все еще любит меня

Дженет рассказывает: “Когда подружка сердится на меня, она не хочет со мной разговаривать. На Венере нежелание разговаривать является ясным и определенным знаком того, что во взаимоотношениях возникла серьезная проблема. Поэтому, когда мой муж Карлос не хотел общаться со мной, я впадала в панику. Беспокоилась, что же я такого сделала. Потом, осознав, что ничего плохого за мной нет, начинала сердиться на мужа, который отвергал меня. И чувствовала себя глубоко обиженной.

Было очень трудно понять, что Карлос просто-напросто отправился в свою “пещеру”. Когда мне хотелось поговорить, а ему нет, он либо раздражался, либо становился рассеянным. Когда я заявляла, дескать, он меня не слушает, это лишь подливало масла в огонь, и мы ссорились.

Даже когда Карлос говорил мне, мол, ничего не случилось, я ему не верила. Я знала: у него пропадает желание разговаривать, если что-то не так. Когда я прочла о “пещерах”, все изменилось, так как стало ясно, что муж все еще любит меня. Я почувствовала облегчение, узнав, что не только он, но и все марси­ане регулярно отправляются в свои “пещеры”.

Я не могла поверить, что муж продолжает любить меня, пока не узнала, что не только он, но и все марсиане регулярно отправляются в свои “пещеры”.

И это не означает, что мужчина любит меньше. Не понимая этого, мне казалось, буд­то муж испытывает не такие сильные чувства, как я. Теперь я просто жду, когда Карлос выйдет из своего убежища, и тогда начинаю с ним говорить. Обычно он проявляет намного большую заинтересованность. Я так благо­дарна, что поняла наконец моего марсианина.

Это не моя вина

Анна рассказывает: “Когда он уходил в свою “пещеру”, я всегда считала, будто сделала что-то не так. Чувствовала себя виноватой и пыталась больше угодить ему. Я делала все, что только могла придумать. Старалась навести в доме абсолютную чистоту, готовила его любимые блюда и ничего не просила взамен. А когда он все-таки уходил в свою “пещеру”, мне было очень обидно.

Когда он уходил в свою “пещеру”, я всегда считала, будто сделала что-то не так. Я думала, это происходит по моей вине.

Казалось, что бы я ни делала, все не имело смысла. Через некоторое время я начала считать, что ошиблась и вышла замуж не за того мужчину. Теперь мне легче, поскольку знаю, что замужем за марсианином. Вместо того чтобы больше делать для него, когда он нахо­дится в своей “пещере”, я просто не обращаю на него внимания и занимаюсь собой. До сих пор удивляюсь, что муж не сердится на меня. Ему нравится, когда я даю ему больше пространства. Мне бы хотелось быть с ним поближе все время, но в итоге я осталась бы со своей обидой на мужа.

Надежду мне дает то, что чем более зрелым становится мужчина, тем меньше времени ему требуется проводить в его “пещере”. А женщина с наступлением зрелости ощущает большую независимость и не столь нуждается в партнере, когда тот скрывается в своей раковине. Я думаю, что чем меньше меня раздражает то, что он уединяется в “пещере”, тем быстрее он оттуда выйдет”.

Чем меньше меня раздражает то, что он уединяется в “пещере”, тем быстрее он оттуда выйдет.

Уроженкам Венеры тоже нужны свои “пещеры”

Лаура сделала потрясающий вывод: “Когда я научилась просто принимать тот факт, что мой партнер должен некоторое время проводить в своей “пещере”, это не только принес­ло мир в наши взаимоотношения, но и открыло мне кое-что очень важное о самой себе. Позволяя ему уединиться в самом себе, я получила такую же возможность. Теперь, придя домой с работы, я с ходу уже не берусь за домашние дела и не кидаюсь, как любящая жена, позаботиться о муже, а уделяю время самой себе.

Позволяя ему уединиться в “пещере”, я тоже получила возможность подумать о себе.

Хотя мое убежище не похоже на его, но все равно это только мое время. Когда он читает журнал или смотрит телевизор, я с удовольствием отправляюсь на прогулку или работаю в саду. Такова моя “пещера”. Я научилась принимать потребность в уединении, и это оказалось тем, в чем я нуждалась, но никогда себе не позволяла.

Р. S . Тем не менее я все еще остаюсь уроженкой Венеры. Когда мы выходим из наших “пещер”, мне нравится поговорить, но теперь муж внимательно слушает”.

Мне нужно больше пространства

У Кэрол другая точка зрения: “Что касается ухода в “пещеру”, это очень весело. Я делаю это куда чаще, чем Джек. Я нуждаюсь в уединении гораздо больше, чем он. Муж все это время провел в браке, а я мои счастливейшие годы — одна. Такое впечатление, что мне нужно больше пространства. Думаю, Джек обижается, когда я иногда отправляюсь в мою “пещеру”, но мне удалось убедить его, что собираюсь выйти обратно. Не возникает никаких проблем, если я не забываю похвалить его за то, что он делает для меня. Джек знает, если я невнимательна к нему и его потребностям, поскольку нахожусь в “пещере”, то это вовсе не означает, что я не ценю всего того, что он дает мне”.

Я вернусь

Дженни описывает то, как они с мужем изменили свое поведение: “После того как Пэт прочитал ваши книги, он стал вести себя несколько иначе, но это значительно изменило наши отношения. Теперь он понимает, что я тяжело переживала его уединение в “пещере”.

Я не возражаю против того, чтобы давать ему возможность побыть в своем убежище, пока он помнит, что мне это тяжело, а иногда и больно. Когда я чувствую, что на меня не обращают внимания и мною пренебрегают, Пэт не использует свою “пещеру” в качестве предлога или средства защиты. Вместо этого он пытается слушать меня и планирует, какое время мы проведем вместе.

Когда я чувствую, что на меня не обращают внимания и мной пренебрегают, Пэт не использует свою “пещеру” в качестве предлога или средства защиты.

Ему не обязательно оставлять свою “пещеру”, но это приятно, если он показывает, что его волнуют мои чувства. Когда Пэт говорит: “Мне нужно проехаться. Я скоро вернусь”, это еще один способ дать мне понять, что муж думает обо мне. Эти слова — “Я вернусь” — существенно все облегчают, и я люблю его за это”.

В о звращение из “пещеры”

Том рассказывает о своих сомнениях: “Я был женат уже тридцать шесть лет и всегда считал: со мной что-то не в порядке. Когда услышал, что у других мужчин тоже есть свои “пещеры”, то расплакался. Раньше я думал, что никогда не смогу по-настоящему любить женщину. Я всегда считал себя разочарованием для жены. Старался быть любящим и внимательным, но внутри ничего этого не чувствовал. Никто никогда не говорил мне, что все в порядке, просто в это время надо уходить в свою “пещеру”.

Теперь, когда я не ощущаю в душе тепла и любви, прекращаю попытки возродить их и вместо этого делаю то, что мне нравится. Много раз я просто ложился вздремнуть или отправлялся в кино с приятелем. На следующий день чары были разрушены, и я снова любил мою жену. Когда я ищу уединения, она тоже больше не испытывает разочарования. Это облегчение.

Если я провел в “пещере” несколько дней, то когда возвращаюсь, всегда делаю что-нибудь особенное. Например, дарю жене цветы или убираю кухню.

Я так благодарен жене, что она понимает меня, хотя ей и не доставляют большого удовольствия уходы в “пещеру”. Если я отсутствовал несколько дней, то когда возвращаюсь, всегда делаю что-нибудь особенное. Например, дарю жене цветы или убираю кухню. Мелочи имеют большое значение, и они также дают ей понять, что я снова испытываю любовь”.

“Пещера” и веселье

Кайли пришла к разумному решению: “Прежде чем познакомиться с работами Джона, я всегда “заходила в убежище” моего мужа и повсюду развешивала свои фотографии, оставляла заколки для волос, пилочки для ногтей. Я совершала самое страшное преступление в городе марсиан, не зная об этом, и Гэри постоянно выкидывал все эти мелочи. Почему он не хотел, чтобы его окружали вещи любящей жены? Поняв сущность его “пещеры”, я смогла с этим смириться и дать мужу то, в чем он нуждался.

Гэри с радостью узнал, что создание его собственного пространства это не только правильно, но и необходимо для него. Однажды я вернулась домой и услышала громкий визг дрели в задней части дома. Оказалось, что Гэри сделал задвижку на двери комнаты, которую он избрал своей “пещерой”. Теперь он мог там запереться.

Гэри с радостью узнал, что создание собственного пространства это не только правильно, но и необходимо для него.

На внешней стороне двери я повесила огромную уродливую гориллу в качестве украшения для звонка. Когда нажимаешь на кнопку, красные глаза обезьяны загораются, пасть открывается, и она рычит. Гэри горилла понравилась. Мы оба все поняли. Мы привнесли веселье в идею “пещеры”, и я научилась не принимать все на свой счет. Гэри необходимо проводить некоторое время в “пещере”. Когда дверь закрыта, я не делаю попыток войти”.

Принять “пещеру”

Роза рассказывает, как она пришла к пониманию идеи “пещеры”: “До того как я прочитала вашу книгу, я все делала неправильно. Когда мой муж отправлялся в свою “пещеру”, я должна была за ним последовать. Я полагала, что, будучи любящей женой, обязана войти туда и присоединиться к нему.

Почти двадцать лет пыталась проникнуть в убежище мужа. Я использовала динамит, чтобы попасть внутрь. Буквально стала настоя­щим взломщиком “пещер”!

Я использовала динамит, чтобы попасть внутрь. Я стала настоящим взломщиком “пещер”!

Но когда пыль и дым рассеялись, я оглядела убежище, но мужа там не было. Он занимался тем, что рыл туннели, чтобы сбежать от меня.

Это была тяжелая наука: что бы я ни делала, чтобы вытащить мужа из “пещеры”, становилось только хуже. Теперь я просто даю ему возможность отправиться туда и выйти самостоятельно. Когда он отправляется в свое убежище, я иду в магазин. Так мы оба стали намного счастливее. Мы снова любим друг друга”.

[Академия Знакомств [Soblaznenie.Ru] - это практические тренинги знакомства и соблазнения в реальных условиях - от первого взгляда до гармоничных отношений. Это спецоборудование для поднятия уверенности, инструктажа и коррекции в "горячем режиме". Это индивидуальный подход и работа до положительного результата!]

Летающие “пещеры”

А вот исповедь Линетт: “Обычно мне было так больно, когда каждую неделю Крис отправлялся на работу. Мы проводили вместе потрясающий романтический уик-энд, а на следующий день он улетал. Мне было больно, поэтому думала, что свою работу муж любит больше меня. Крис еще не уехал, а я уже начинала скучать, а он был счастлив и возбужден. Я просто не могла понять, почему муж не хочет провести со мной побольше времени.

Когда я узнала о марсианах и об их потребности жить самостоятельно, быть независимыми, это помогло мне не принимать так близко к сердцу радость Криса перед отъездом. Узнав об убежищах, я поняла, что, улетая на самолете, муж отправляется в свою “пещеру”. У Криса — летающая “пещера”. Теперь, когда он радуется перед отъездом, я понимаю, что эта радость вызвана не тем, что муж покидает меня. Его возбуждает то, что он отправляется навстречу приключениям.

Вместо того чтобы обижаться, когда Крис уезжает на несколько дней, я ценю то, что он проводит время в своей “пещере” таким образом, чтобы по возвращении принадлежать мне целиком”.

Сменить ожидания

Криста объясняет: “Когда я поняла мужчин и их убежища, мои ожидания полностью изменились. Когда он кажется далеким и равнодушным, я знаю, что это временно, и не впадаю в панику. Просто даю команду “отмена” всем моим автоматически возникающим реакциям типа: “Это я виновата”, “Я что-то сделала не так, он меня не любит”, “Я его чем-то разочаровала, он уже не любит меня, как прежде”.

Теперь я знаю: он делает то же, что и все марсиане. Ко мне это не имеет никакого отношения. Это просто значит, что у него как бы иссякает запас любви, которой он может поделиться, и ему просто нужно время, чтобы восстановиться и иметь возможность дать мне внимание и любовь, в которых я нуждаюсь”.

Мужчина моей мечты

Люси рассказывает: “30 мая 1991 года я встретила мужчину моей мечты. Его зовут

Питер Кларк. Через год мы поженились и теперь воспитываем троих его сыновей. Я до сих пор люблю Питера. Каждое утро меня будит мужчина, который потянулся ко мне, прежде чем его день начался. И в конце каждого сумбурного дня мы счастливы снова заключить друг друга в объятия. Он понимает мои потребности как жительницы Венеры, и я узнала его желания марсианина. Стоит жить, когда Марс и Венера любят друг друга.

Но блаженство требует труда. А иногда и умения.

Питер делает много такого, что делает меня, уроженку Венеры, счастливой. Например, мой муж слушает каждое мое слово! Я знаю, вы можете мне не поверить... Ведь это настолько не по-марсиански! Даже когда я говорю, перескакивая с одной темы на другую, десять минут, полчаса или час, он терпеливо слушает, как я вновь переживаю и проигрываю перед ним все свои мысли и эмоции. Он не ерзает, не отвлекается и не дает мне понять, что я вынуждаю его. Он просто слушает, не давая советов и не предлагая своего видения проблемы. С первого дня наших отношений Питер был слушающим марсианином. Поэтому, разумеется, я просто должна была в него влюбиться!

Когда я узнала о его убежище, это оказало огромную помощь нашим взаимоотношениям. Мне стало понятно поведение Питера, когда он сначала предельно внимателен, а потом вдруг замыкается в себе на несколько дней. До этого я привыкла думать, что муж отвергает меня по какой-то загадочной причине.

Однажды вечером (муж держался замкнуто уже в течение нескольких дней) я обняла его за шею и спросила: “Дорогой, ты в своей „пещере?”

“Думаю, что да”, — ответил Питер.

“Здесь снаружи становится одиноко”, — заметила я.

“Ой, прости”. — И после минутного замешательства он добавил: “Но я хочу, чтобы ты знала — пока я был в моей „пещере, твоя фотография висела на стене!”

“Но я хочу, чтобы ты знала — пока я был в моей „пещере, твоя фотография висела на стене!”

Ого! Сказано ясно и понятно, и пришлось весьма по сердцу мне, уроженке Венеры! И хотя Питер вернулся в свое убежище на неде­лю, я все-таки знала, что наши отношения важны для него”.

Обязательство в действии

А вот что рассказывает Пэм: “Я хотела бы поделиться нашей историей любви, потому что это пример обязательства в действии. Мы женаты тридцать восемь с половиной лет, у нас пятеро детей и пятеро внуков. Трижды меняли профессию — преподавали, потом владели собственным электрическим бизне­сом и руководили двумя церквами. Когда мы полюбили друг друга и поженились в 1957 году, мой муж уже отучился четыре года в колледже, и ему оставалось еще два до выпуска (он поменял свой курс). Он по очереди получил степень магистра, доктора и вторую степень бакалавра.

Это время было отмечено рождением наших детей. Мы с мужем продолжали сильно и страстно любить друг друга.И хотя по нынешним стандартам поженились слишком молодыми (нам было соответственно двадцать и двадцать два с половиной), мы оба в полной мере понимали значение слова “обязательство”. И пришли к обоюдному выводу, что это на всю жизнь, вне зависимости от обстоятельств. Данное обязательство помогло нам примирить наши различия.

Это обязательство помогло нам примирить наши различия.

После нескольких лет брака мы, к своему удивлению, поняли, что являемся полными противоположностями. Мой муж это мистер Чистюля, а я Королева Суматохи. Он любит все доводить до конца, я же все бросаю на

середине. Ему нужно побыть в одиночестве, чтобы “подзарядиться”. Я ненавижу быть одна, если это длится больше часа.

Хотя конфликт имел место, наше обязательство не дать распасться браку помогло найти решение. Оно состоит в том, чтобы научиться принимать своего партнера и давать ему возможность быть самим собой.

Понимание того факта, что, когда муж отправляется в свою “пещеру”, чтобы все обдумать, он поступает как мужчина, его уход никак не связан со мной, и он вернется, дает мне уверенность. Мы даже шутили, что ему следует повесить на себя табличку с надписью “Ушел в „пещеру вышел из „пещеры”.

Однажды я по неведению сунулась без приглашения в его убежище и попыталась помочь ему решить компьютерную проблему. Ох, какая это была ошибка! Наконец я смогла понять, почему он был так раздражен.

Я постепенно научилась принимать тот факт, что ему нужно побыть в одиночестве, чтобы “подзарядиться”, а я ненавижу быть одна, если это длится больше часа.

Процесс овладения наукой принимать Уоррена таким, какой он есть, и позволять ему быть собой все время шел вперед. Различия не беда, они не дают страсти угаснуть. Потребность Уоррена побыть в одиночестве не означает того, что он не дорожит нашими отношениями. Наша любовь окрепла, расцвела и созрела.

Мы выдержали испытание образованием, тремя серьезными переменами работы, пятью детьми, различиями между мужчинами и женщинами, несхожестью характеров и темперамента. И в настоящее время мы стареющие родители, платящие дань обязательству, данному друг другу, нашей любви, заставляя ее действовать.

Чтобы наш брак существовал, требуется больше, чем любовь. Это требует обязательств, образования, умения, озарения и средств. Мы привнесли в супружество любовь и обязательства, а Джон Грей добавил образо­вание, умение общаться и озарение”.

Он не позвонит

Джози научилась справляться с беспокоящей ее проблемой: “В большинстве случаев, если Хэролд уезжал из города по делам, он не звонил. Я не могла поверить, что ему не хочется со мной поговорить. И когда он возвращался домой, я чувствовала такую боль, что мне не хотелось с ним общаться. Я просто не могла раскрыться, после того как меня так проигнорировали.

Для Хэролда это было еще тяжелее. Он говорил: “Если ты так без меня скучаешь, тогда почему отталкиваешь меня, когда я возвращаюсь? Казалось бы, ты должна быть счастлива видеть меня, поскольку теперь мы можем быть вместе”. Его “логический” довод на меня не действовал.

Когда я прочитала книгу “Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры”, то смогла взглянуть на это по-другому. Прежде я все принимала на свой счет, но теперь знаю: муж не звонит не потому, что не хочет говорить со мной, просто он сосредоточен на работе. Но даже в этом случае стремится поскорее вернуться домой и быть со мной.

Я сказала мужу, дескать, ничего страшного, если от него не последует звонка, но если позвонит, то мне будет очень приятно. Теперь, когда Хэролд иногда звонит, я больше не принимаю это как должное, а стараюсь показать мужу, насколько я рада”.

Контролировать гнев

Кэролин описывает свои улучшившиеся отношения с мужем. “Мне двадцать девять лет, я студентка. Моему мужу Фрэнку тридцать шесть. С тех пор как мы прочли “Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры”, наше общение изменилось. Давайте вернемся назад, в январь 1994 года, когда мы были вместе десять лет.

Мы с Фрэнком по-настоящему любили друг друга все эти годы, но у нас были серьезные проблемы. Он был крайне вспыльчивым, через два года мы пережили самый значительный и самый бурный скандал за все время наших отношений. Мы разошлись, сознавая, что очень любим друг друга, но просто “все делаем неправильно” и не можем нормально общаться друг с другом. Фрэнк присоединился к группе “борьбы с гневом”, а я начала посещать психоаналитика. Спустя во­семь месяцев мы с радостью могли сказать, что эта неприятная сторона наших отношений исчезла. Фрэнк научился пользоваться различными методиками — тайм-ауты, метод физического расслабления и тому подобное, — чтобы сдерживать свой гнев, а я узна­ла, что мое осуждение и критические замечания в адрес мужа были следствием собственной неуверенности.

Мы пережили самый крупный и самый бурный скандал за все время наших отношений.

После того как серьезные препятствия были устранены с нашего пути, мы решили, что наши отношения станут замечательными. Ха-ха! У нас появились проблемы куда серьезнее — проблемы общения. Фрэнк постоянно уходил в свою “пещеру”, я обижалась и пыталась вытащить его оттуда. Эти серьезные проблемы заставили нас сомневаться в подлинности нашей любви друг к другу.

К счастью, психоаналитик посоветовал мне прочитать книгу “Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры”. Мы с Фрэнком дали друг другу слово читать вместе по одной главе каждую неделю, но самая первая глава поймала нас на крючок. И с этого дня наша жизнь изменилась. Я позволяла мужу оставаться в его “пещере” и знала, что он поступает так для того, чтобы мы позже могли поговорить в обстановке большего понимания и сочувствия. И хотя мы до сих пор ссоримся, однако постепенно “вырастаем” из этих ссор.

Когда у меня появляется тенденция говорить не останавливаясь, Фрэнк понимает, что я действительно нуждаюсь в том, чтобы выговориться, пытаясь понять, что меня бес­покоит. Он помнит, что мы с разных планет, и не стремится меня “исправить”. Я тоже поняла, что ему необходимо время от времени уходить в его “пещеру”. И это вовсе не означает, что он меня не любит и не вернется обратно.

Я прислушалась к совету доктора Грея и сказала Фрэнку: “Знаешь, я начинаю испытывать беспокойство и обиду, так что лучше займусь чем-нибудь своим”. Так я и поступаю: отправляюсь по магазинам или звоню приятельнице. Это, в свою очередь, снимает дав­ление с Фрэнка. Точно так, как указывает в одной из своих лекций доктор Грей — чем чаще вы используете методы ежедневного общения, тем реже мужчина уходит в свою “пещеру”, а когда он удаляется туда, тем меньше времени он там проводит.

“Знаешь, я начинаю испытывать беспокойство и обиду, так что лучше займусь какими-нибудь своими делами”.

У нас до сих пор бывают очень напряженные моменты. И все-таки постепенно мы начинаем все лучше справляться с собственными эмоциями. Кто-то умный сказал мне: “Кэролин, вам с Фрэнком потребовалось десять лет, чтобы выстроить ваш путь общения. Дайте друг другу хотя бы половину этого срока, чтобы попрактиковаться и улучшить его”. Благодаря доктору Грею мы научились делать это эффективно и искренне. Мы и правда раньше не знали, как наладить хорошее общение. Если партнер тебя огорчает, ты орешь, сердишься, дерешься и никогда не подставляешь под удар себя, говоря партнеру, что ты огорчен или тебе больно. Подобный опыт достался нам обоим от родителей.

Спасибо вам, доктор Грей, за вашу книгу, которая объясняет, что надо просто быть милыми друг с другом. Когда вы не стоите на верном пути общения с партнером, то не представляете, как это сделать. Теперь мы знаем и часто обращаемся к вашей книге”.

Мой мозг “приклеился” к работе

Росс объясняет, что ему пришлось изменить. “Моя жена Бренда всегда жаловалась, будто я ее не слушаю. Она была права. Я пытался слушать, но через несколько минут возвращался к своим мыслям о рабочих проектах. Мой мозг “приклеился” к работе.

Прочитав книгу “Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры”, я понял, что у меня нет убежища. Когда я возвращался домой, мысленно я все еще был на работе. Мне требовалось как-то отвлечься, чтобы снять рабочее напряжение. Я нуждался в деятельности убежище.

Мне требовалось как-то отвлечься, чтобы снять рабочее напряжение.

Теперь, когда я возвращаюсь домой, то минут двадцать играю на компьютере или просто слушаю музыку. Это все, что мне нужно, чтобы расслабиться и забыть о работе. Потом я иду к Бренде и смотрю, могу ли чем-нибудь ей помочь, или просто начинаю разговор. Теперь я слушаю ее, не отвлекаясь. Она ценит то, что я отдаю ей все свое внимание, и жена не мешает мне, когда я нахожусь в моей “пещере”.

Здоровая близость

Кэндис поняла следующее: “Я всегда мечтала о том, что однажды встречу моего очаровательного принца и с годами мы будем становиться все ближе друг другу. Но в реальной жизни ни один мужчина не подходил под описание. Все те, с кем я знакомилась, боялись близости. В какой-то момент они вдруг отдалялись. Когда же я смогу найти того, кто не будет нуждаться в годах терапии?

Я хотела встретить такого мужчину, который раскрыл бы мне свою душу и поделился со мной чувствами и мыслями. Я хотела, чтобы мы были одной командой: он бы зависел от меня, а я от него. Но казалось, что через некоторое время партнер как-то отдаляется. Когда я пыталась поговорить с ним, то всегда было “не о чем” или же он чувствовал, что на него давят.

Я была так удивлена, когда узнала, что мужчины вовсе не боятся близости и не нуждаются в годах лечения, они просто были выходцами с Марса. Для меня это оказалось открытием! Теперь, когда мой приятель замыкается в себе, я не паникую и не атакую его вопросами, пытаясь заставить его говорить.

Мужчины не боялись близости и не нуждались в годах лечения, они были выходцами с Марса.

Теперь у нас прекрасные отношения. Большую часть времени все обстоит так, как мне того хотелось, но иногда я просто отпускаю моего партнера и верю, что он сам выйдет из своей “пещеры”. К моему огромному удивлению, он так и поступает. Я всегда считала, что все мужчины, с кем была знакома, убегали от меня. Поняв мужчин и смысл их “пещер”, я осознала, что сама отталкивала партнеров. Я благодарна за то, что познакомилась с новой моделью здоровой близости, которая достигается сочетанием уединения и времени, проведенного вместе. Это образец любви, когда ты независим и зависим одновременно”.

Когда время, проведенное в “пещере”, становится слишком долгим?

Сэлли нужны сигналы. “Я всегда гадала, когда время, проведенное в “пещере”, становится слишком долгим. Постепенно поняла, что точный срок определить нельзя. Иногда это недели, а иногда всего несколько часов. Больше всего меня раздражало то, что я не понимала, когда он оттуда выходит. Я не хотела, чтобы на меня не обращали внимания, и, если он уже покидал убежище, у него оказывалось слишком много пространства.

Больше всего меня раздражало то, что я не понимала, когда он оттуда выходит.

Мне понравилась ваша идея ясных сигналов. Теперь, когда мой партнер выходит из “пещеры”, он дает мне это понять. Прикасается ко мне и становится нежным. Он также знает, что чем дольше находился в “пещере”, тем в большем проявлении любви я нуждаюсь, чтобы снова раскрылась ему навстречу. Очень тяжело не принимать это на свой счет, когда вдруг на тебя перестают обращать внимание. Когда я научилась заниматься собой в этот период, это не только помогло ему не чувствовать давления, но и мне самой дало возможность не так сильно переживать “разлуку”. Я ясно вижу, что чем меньше даю понять партнеру, что нуждаюсь в близости, ког­да он отдаляется, тем легче ему вернуться”.

Повторить брак моих родителей

Мэри поняла, что у нее есть выбор. “Когда я вышла замуж за Стивена, мне не хотелось, чтобы мой брак походил на родительский. Но через несколько лет я обнаружила, что поступаю точно как моя мать.

Я уверена, она вела себя так, потому что не умела иначе. Когда мой отец уходил в свою “пещеру”, мама донимала его придирками, жаловалась, задавала море вопросов и, наконец, критиковала за то, что он отдаляется. Она ругала отца за то, что несчастлива, и в конце концов отдалялась сама и переставала разговаривать.

Когда мой отец уходил в свою “пещеру”, мама донимала его придирками, жаловалась, задавала море вопросов и, наконец, критиковала за то, что он отдаляется.

Я пообещала самой себе, что мы с мужем будем говорить и все выяснять. Однако все еще не понимала значения для мужчин их “пещер”. Поэтому, когда Стивен отдалялся от меня, я старалась заставить его говорить. Наконец обнаружила, что упрекаю его, жалуюсь и задаю массу вопросов точно как мама. Я чувствовала, что муж не идет мне навстречу, и начинала ругать его. Я поняла, что вышла замуж за моего отца и стала похо­жа на мою мать.

Когда я прочла книгу “Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры”, то выяснила, что Стивен не мой отец, но они родственники, поскольку оба с Марса. Эта книга дала мне возможность выбора. Пока его у меня не было, я поступала точно как моя мать”.

ГЛАВА 4 Мы говорим на разных языках

После того как мужчины прочтут мои книги или посмотрят по видео записи моих семинаров, многие из них комментируют один пункт. Больше всего пользы им приносит понимание того, что женщины общаются по другим причинам, нежели мужчины. Иногда кажется, что мы говорим на разных языках.

Женщины, как и мужчины, говорят для того, чтобы что-то прояснить и решить проблемы. Тем не менее разговор для женщин это способ выяснить, что именно она хочет сказать. И порой они говорят о своих чувствах, чтобы внести ясность и почувствовать себя лучше. В другое время женщина ощущает потребность поделиться своими чувствами, с целью стать ближе с партнером.

Инстинкт не помогает мужчине понять эти тонкости, потому что мужчина стремится использовать речь по ее прямому назначению — чтобы что-то доказать. Когда мужчины говорят о проблемах, то обычно они ищут их решение. Мужчина ошибочно считает, что когда женщина говорит о своих чувствах и проблемах, то его роль слушателя состоит в том, чтобы реально помочь ей ощутить себя лучше, предложив решение проблемы. По­добно пожарному в критической ситуации, ему не терпится добраться до пламени и погасить его. Когда женщина огорчена, мужчина стремится погасить огонь ее чувств, предложив выход из положения.

Когда женщина огорчена, мужчине хочется погасить огонь ее чувств, предложив выход из положения.

Научиться слушать терпеливо — а не просто пассивно — это новый навык для мужчины. Уже то, что мужчина сидит спокойно и сопротивляется острому желанию прервать женщину, значительно улучшает отношения. Партнерши благодарны за это. Счастлив тот мужчина, который осознал, что удовлетворить потребность женщины в общении и в том, чтобы ее выслушали, значит сделать главное для гармоничных и полных любви взаимоотношений. Когда мужчина становится хорошим слушателем, женщина всегда найдет в своем сердце возможность любить его и принимать таким, каков он есть.

Облегчить общение

Арт рассказывает: “Я никак не мог понять, почему Линдсей так много говорит об одних и тех же проблемах, особенно тогда, когда я ничем не могу помочь. Было таким облегчением узнать, что она не ждет от меня решения ее проблем. Общаться стало намного проще. Если я могу просто слушать и мне не нужно решать ее проблемы, чтобы она почувствовала себя лучше, что ж, отлично, я могу это сделать.

После того как я целый день занимался различными проблемами, меньше всего на свете мне бы хотелось прийти домой и обнаружить еще один список вопросов, которые я должен решить.

После того как я целый день занимался всякого рода проблемами, меньше всего на свете мне бы хотелось прийти домой и обнаружить еще один список вопросов, которые должен был решить. Когда Линдсей говорила о проблемах, я всегда думал, что должен сделать что-то еще, прежде чем смогу расслабиться. Теперь я просто слушаю и расслабляюсь, зная, что для того, чтобы она почувствовала себя лучше, ей только надо ощутить, что ее слушают”.

Мы говорим не то, что нужно

Лес научился подавлять свое инстинктивное желание тут же отвечать жене. “Когда Глория рассказывала о том, как она и дети провели день, что бы я ни сказал, все оказывалось невпопад. Она чувствовала, что ее не понимают, не ценят, даже нападают. Я не мог этого понять. Ведь это жене хотелось побольше поговорить, но стоило завести разговор, как дело кончалось тем, что мы оба испытывали раздражение. Глория жаловалась, будто я не слушаю, но как только звучал мой ответ, все становилось еще хуже.

Я научился молчать. И просто уходил в себя, стоило ей заговорить. Я по-настоящему уставал, мне становилось скучно. Все одно и то же, меня это не интересовало. После того как жена прочитала книгу “Марс и Венера вместе и навсегда”, все начало меняться.

Она сказала мне, что по-настоящему ценит, когда я слушаю, как она рассказывает о своих чувствах, и что я на самом деле не обязан ничего ей отвечать.

Глория сказала мне, дескать, по-настоящему ценит, что я могу разделить ее чувства, и понимает, насколько мне должно быть тяжело просто слушать, особенно когда ей не хо проблемы. Она дала мне понять, что как молчаливый собеседник я все равно ей очень помогаю.

Теперь я молчу. Понимание того, что тем самым оказываю помощь, все изменило. Мне нравится, когда жена говорит: “Спасибо, что выслушал, это правда помогает”. Все теперь стало по-другому, когда я знаю, что, выслушивая жену, я даю ей то, в чем она нуждается. И уже понемногу начинаю общаться, я больше в курсе ее жизни, мне становится ин­тересно. Я понял: чтобы Глория ощущала себя лучше, я вовсе не обязан решать ее проблемы. Теперь нам обоим хочется быть вместе. Жена чувствует, что я люблю ее и могу быть ей полезным”.

Образец для взаимоотношений

Дэнни понял, почему они с женой ссорились. “Мы были женаты уже четырнадцать лет. И хотя любили друг друга, все время ссорились. Я считал, что Марша слишком отрицательно настроена. После нескольких лет хождения в консультацию по вопросам семьи и брака мы по обоюдному согласию разошлись. Когда я прочел книгу “Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры”, то буквально был сражен. Поскольку узнал, что женщинам нужно поговорить об эмоциях и проблемах, прежде чем они смогут почувствовать себя более счастливыми и любящими.

Я буквально был сражен, когда узнал, что женщинам нужно поговорить об их чувствах и проблемах, прежде чем они смогут ощутить себя более счастливыми и любящими.

Я всегда считал, что Марша необоснованно критикует меня. Ее чувства создавали у меня ощущение, будто жена не ценит того, что я делаю. То, что я узнал о жительницах Венеры, помогло мне не принимать это на свой счет. И понял: оказывается, негативистом был я. Марша просто делилась своими чувствами, а у меня появлялась реакция отрицания. Это вело нас по спирали вниз, заставляя говорить друг о друге гадости.

Я позвонил Марше и рассказал о своем открытии. Ее это заинтересовало, и мы вместе отправились пообедать. Было здорово неожи­данно прийти к согласию. У нас нашлись слова, чтобы выразить чувства, и положительный настрой, чтобы поддержать друг друга. Раньше мы не то чтобы не любили друг друга, но не могли общаться в позитивном ключе. Я действительно ее не слушал.

Теперь я использую книгу “Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры” как образец для наших взаимоотношений. Это как чертеж для постройки дома. Думаю, я сдался потому, что не знал, как себя вести. Теперь у меня есть план строительства наших взаимоотношений. Хочу сказать вам большое спасибо. Вы вернули мне самое дорогое, что есть в моей жизни”.

Изучить обычаи планеты Венера

У Марты есть свои замечания по поводу умения слушать. “Признание того факта, что мужчинам тяжело быть хорошими слушателями, помогло мне оценить попытки Роджера выслушать меня. Вместо размышлений о том, что он недостаточно любит меня, чтобы внимать моим словам, появилось понимание — если Роджер предлагает решение проблемы, то делает это не потому, что его любовь ослабла, а оттого что забыл, в чем нуждаюсь я.

Когда он предлагает решение проблемы, он делает это не потому, что не любит, а оттого что забыл, в чем нуждаюсь я.

Он марсианин и все еще изучает обычаи Венеры. Нужно время, чтобы изменить старые привычки. Вместо того чтобы сердиться на него, я просто ласково говорю: “Я сейчас хочу побыть настоящей уроженкой Венеры, поэтому тебе не нужно ничего говорить”. Роджер не занимает оборонительную позицию, а отвечает с улыбкой: “Ага”. И все. Я продолжаю, а муж слушает”.

Он извинился за то, что был таким нечутким

Маргарет рассказывает: “Когда я заговаривала о том, что меня беспокоит, Том, как правило, отвечал: “Ну и что?” либо: “Не заводись!” Это меня выбивало из колеи. Через некоторое время он вообще перестал мне нравиться. После того как Том прочитал вашу книгу, он извинился за свою нечуткость. И сказал мне, что будет внимательно слушать и не прерывать меня. Ого! Все изменилось. Те­перь мне понастоящему хочется провести с ним время. Я не только люблю его, но он мне здорово нравится”.

Я просто не хотела говорить в пустоту

У Джессики своя история: “Когда я впервые услышала, как Джон Грей рассказы­вает об этом, мне не понравилось. Меньше всего хотелось бы, чтобы мужчина слушал меня через силу. У мужчины должно быть желание выслушать меня. Я просто не хотела говорить в пустоту. Мне нужен был неравнодушный мужчина, которого действительно будет интересовать мой рассказ. Мне казалось унизительным просить мужчину выслушать, если я чувствовала, что ему этого не хочется. Мысль о том, что он станет время от времени кивать головой и механически вставлять: “Гм... гм... гм... на самом деле”, не отвечала моим представлениям о близости. Но все же я попыталась и была удивлена, поскольку в результате почувствовала себя лучше.

Я не хотела, чтобы мужчина слушал меня, если ему на самом деле этого не хочется.

Мне понравилось, что я могу говорить и меня не прерывают. Такого раньше не случалось. Теперь никто не заканчивает за меня фразу, не предлагает решений, не комментирует, защищаясь. Это просто здорово! Сейчас, вместо того чтобы чувствовать, что мужчина не хочет слушать, я знаю, что он стремится выслушать, чтобы помочь. Возможно, слушать-то он на самом деле не желает, но хочет помочь, и поэтому я действительно ощущаю себя любимой!”

Проблема была у нее, а не у меня

Стив обсуждает свой процесс обучения: “Каждый раз, когда я виделся с моей бывшей женой, начинались неприятности. Она утверждала, что со мной невозможно разговаривать. Мне-то было все равно, но мы имели двоих замечательных детей. Когда они видели, что их родители обижаются и отталкивают друг друга, это разрывало им сердце.

У меня в отличие от жены не было проблем с общением. В конце концов, это она перестала со мной разговаривать, а ведь я адвокат, чья профессия давать советы. Ясно, что я могу зажать свои чувства в кулак и говорить рационально.

Наконец я понял, что раз жена не хочет со мной разговаривать, то, должно быть, часть проблемы заключается во мне. Применяя мои профессиональные навыки во время разговора, я всякий раз устраивал жене суд. Когда она хотела рассказать о том, что чувствует, я все время прерывал, поправлял, объяснял причины ее обид. И постоянно опровергал выводы жены своими контраргументами, абсолютно не уважая ее чувства.

Всякий раз, когда мы разговаривали, я устраивал ей суд.

Прочитав вашу книгу, я написал ей письмо. Попросил прощения за то, что не уважал ее, и обещал в будущем выслушивать ее без уничижительных комментариев. Эти слова и мое понимание проблемы полностью изменили наши отношения. Я научился оставлять мои профессиональные навыки для работы и просто слушать жену и пытаться понять обос­нованность ее точки зрения, даже если я с ней не согласен. Теперь мы не только мирно разговариваем, но и стали друзьями. Наши дети видят, что родители любят и уважают друг друга. Ваша книга это особенный подарок”.

Я не нуждаюсь в исправлении

Эрика рассказывает: “Всякий раз, когда мы из-за чего-либо ссорились, дело кончалось тем, что камнем преткновения становился способ выяснения отношений. Он говорил, что это моя проблема, раз я чувствую себя несчастной, и если бы я жила одним днем и ценила, насколько хороша моя жизнь, то чувствовала себя лучше. И не придавала бы всему такого большого значения.

А я отвечала, дескать, он не понимает, что не любит меня, и что это вовсе не моя пробле­ма. Я говорила ему, что не смогу с ним разговаривать, если он будет продолжать свои попытки меня переделать. Мне нужно было разделить с ним ответственность за наши проблемы и убедиться в законности моей позиции.

“Пусть мы спорим, мне просто нужно, чтобы ты услышал и понял мою точку зрения”.

Когда я осознала, что мужчины автоматически хотят решить проблемы, то смогла изменить мой подход. Теперь, когда мы начинаем спорить, напряжение спадает из-за того, что я сначала молчу, а потом постепенно начинаю го­товить его к тому, что хочу сказать.

Я произношу следующее: “Ты не обязан со мной соглашаться. Все в порядке. Мне просто нужно, чтобы ты услышал и понял мою точку зрения. Мы не должны решить эту проблему немедленно. Если ты просто послушаешь меня, тогда я тоже смогу выслушать то, что ты хочешь сказать. Мне от этого станет намного лучше”.

Когда я так говорю, он вдруг успокаивается и слушает. Нам не надо сражаться. Он получает возможность оказаться правым, а я — поделиться с ним моими ощущениями и выразить их без того, чтобы меня прерывали или исправляли”.

Ты не понимаешь

Пол делится с нами: “Моя жена привыкла всегда жаловаться: “Ты не понимаешь!” Она до сих пор еще так говорит, но теперь, после того как мы побывали на ваших практических занятиях, уже не ссоримся из-за этого. А раньше, стоило жене сказать, что я не понимаю, я сразу принимался оспаривать этот тезис. Иногда даже объяснял, что лучше нее самой понимаю причины ее беспокойства. Этот метод определенно не срабатывал.

Одно небольшое изменение все совершенно преобразило. Теперь, когда жена заявляет, дескать, я ее не понимаю, я догадываюсь, что на самом деле она говорит, что ей нужно сказать мне больше, прежде чем я смогу ее до конца понять. Я научился отвечать ей: “Ладно, ты права. Я не понимаю. Продолжай”. В резуль­тате наши ссоры прекратились.

“Ладно, ты права. Я не понимаю. Продолжай”. Одно это изменение прекратило наши ссоры.

Я выяснил: когда ей удается продолжать говорить и я ее не прерываю, жена обязательно становится более любящей по отношению ко мне. Хотя это занимает немного больше времени, чем мне бы хотелось, она в конце концов чувствует, что ее поняли.

Мне было тяжело признать, что я ее не понимаю, особенно в том случае, когда считал, что это не так. Но в конце концов до меня дошло: раз у жены не возникает ощущения, что ее поняли, значит, я определенно не понимаю ее так, как ей нужно. Когда я просто согласился с тем, что не понимаю ее, она получила то, в чем нуждалась. При такой поддержке жена может продолжать делиться своими чувствами и выяснить, что еще она ощущает. Признание того факта, что я ее не понимаю, на самом деле помогает ей почувствовать себя понятой”.

Подавить гнев и получить то, что мне нужно

Джерри излагает свою историю. “Как-то раз моя жена пришла домой очень обеспокоенная проблемами, которые возникли у меня на работе. Моей нормальной реакцией было рассердиться, раз она дает мне советы, сомневается во мне и на самом деле забирается на мою территорию. Вместо того чтобы сердиться, я начал хитрить и попытался не принимать ее замечания и страхи на свой счет.

Вместо того чтобы сердиться, я попытался не принимать ее замечания и страхи на свой счет.

Я понял, что она уроженка Венеры и ее способ справляться с проблемами — поговорить о них. Дав жене то, в чем она нуждалась, я попросил ее о том, что было необходимо мне самому. Когда жена закончила делиться своими переживаниями, я сказал: “Знаю, что ты тревожишься и тебе важно об этом поговорить. А мне нужно услышать от тебя, веришь ли ты, что я обо всем позабочусь, и испытываешь ли радость, что я здесь, чтобы со всем справиться”.

Ощутив, что ее выслушали, жена смогла дать мне ту поддержку, в которой я нуждался.

Она очень охотно сказала, что верит мне и очень благодарна за то, что мы вместе. Я улыбнулся, обнял ее и почувствовал себя лучше, вместо того чтобы ощущать дискомфорт из-за ее переживаний и эмоций”.

Сигналы тревоги

Сэм рассказывает о своих открытиях. “Я понял: если Тайэ ведет себя очень сердечно, но неразговорчива — это сигнал тревоги. Значит, у нее внутри что-то зреет, и если не заставить ее в скором времени заговорить, все станет еще хуже. Когда Тайэ кажется отстраненной, вместо того чтобы не обращать внимания, я замечаю это. Выходит, я чего-то не сделал или какой-то мой поступок неверный.

Когда Тайэ кажется отстраненной, вместо того чтобы не обращать внимания, я замечаю это.

Если я не замечаю, что она огорчена, Тайэ ощущает это как нечуткость. И если в конце концов она начинает разговор, чтобы выразить свои чувства, то огорчается еще больше, и на то, чтобы все уладить, уходит намного больше времени. Моя готовность заметить ее состояние и спросить, в чем дело, дают возможность поговорить о любых чувствах, которые зреют у нее в душе”.

Отправляемся на рыбалку

Харви понимает нужды своей жены. “Когда Ребекка желает поговорить, ведет себя так, словно ей этого совсем не хочется. И стоит мне начать разговор, она начинает с заявления, что говорить, собственно, не о чем.

Я спрашиваю: “Что случилось?”, а Ребекка отвечает: “Ничего”. Обычно после такого ответа я считал свой долг исполненным и шел смотреть телевизор. Это было большой ошибкой.

Теперь я научился не воспринимать ее слова буквально. Когда Ребекка говорит, что говорить особенно не о чем, я догадываюсь, что жене на самом деле хочется побеседовать, но ей необходимо, чтобы я задавал ей вопросы, и тогда она постепенно разговорится. Вместо того чтобы уйти, я начинаю “ловить рыбу”: продолжаю задавать ей вопросы до тех пор, пока не получу “улов”.

Вместо того чтобы уйти, я начинаю “ловить рыбу”. И продолжаю задавать ей вопросы до тех пор, пока не получу “улов”.

Ребекке даже не нужно, чтобы я слушал. Ей хочется, чтобы я заметил ее желание поговорить, настроился на ее проблемы, осознал причину ее огорчения. Чтобы я задавал вопросы, которые продемонстрируют мою осведомленность о происходящем в ее жизни.

На рыбалке ведь тоже требуется терпение. Но когда я наконец задаю правильный вопрос, Ребекка начинает открываться.

[Академия Знакомств [Soblaznenie.Ru] - это практические тренинги знакомства и соблазнения в реальных условиях - от первого взгляда до гармоничных отношений. Это спецоборудование для поднятия уверенности, инструктажа и коррекции в "горячем режиме". Это индивидуальный подход и работа до положительного результата!]

Я привык считать, что, если Ребекке хочется поговорить, ей следует просто прийти ко мне и начать беседу. Я веду себя именно так. И начинаю понимать: для уроженок Венеры осознание того, что кто-то заботится о них и приглядывает за ними, приносит удовлетворение. Мне нравится быть таким парнем”.

Я слушаю, потому что люблю тебя

Венди рассказывает: “Больше всего в Джеральде мне нравится его готовность выслушать. Стоит возникнуть проблеме, мы говорим об этом. Даже когда ему было бы легче пропустить все мимо себя и посмотреть телевизор, он готов сесть и слушать. Порой мне приходится говорить нечто определенно неприятное или высказывать неверное суждение. Джеральд не всегда соглашается, и не всякий раз ему доставляет удовольствие что-то слышать, но он все равно так поступает”.

Джеральд отвечает: “Венди определенно права. Слушать о ее чувствах тяжело. Какая-то часть меня хочет сбежать, но я остаюсь, потому что понял, насколько это для нее важно. Хотя мне не всегда нравятся ее слова, я слушаю, поскольку люблю ее и знаю, что ей требуется от меня подобного рода поддержка.

Слушать о ее чувствах тяжело. Какая-то часть меня хочет сбежать, но я остаюсь, потому что понял, насколько это для нее важно.

Я даже говорю ей: “Мне это очень сложно, но я хочу выслушать тебя и осознать твои чувства, потому что люблю тебя”. Когда я говорю это вслух, то не только помогаю Венди почувствовать мою готовность слушать. Мне и самому становится легче. Это словно напоминает еще раз, что любовь — ответ, и когда я слушаю, то даю ей любовь, в которой она нуждается. Это самый эффективный способ дать жене то, в чем она нуждается больше всего”.

Гнев прорывается, когда мы пытаемся поговорить

Брюс рассказал мне свою историю. “Мы женаты уже двадцать лет. Для нас обоих это второй брак. Мы соединили две семьи — трое моих и один ее ребенок — и воспитали всех четверых детей. С первых дней брака мы испытывали серьезные проблемы с общением. Часто не доверяли друг другу и занимали оборонительную позицию. После того как дети покинули дом, наш брак стал еще хуже, и мы почти расстались на какое-то время. Многие годы у нас были отдельные спальни. Гнев и обида прорывались наружу как раз тогда, когда мы пытались что-то обсудить, даже если речь шла о мелочах.

Когда я прочитал вашу книгу, то обнаружил вещи, о которых Гретхен говорила мне на протяжении многих лет. Я на самом деле не понимал, о чем она ведет речь и почему это так важно. Кроме того, увидел и то, что сам пытался безуспешно сказать жене. Я нашел объяснение тому, что пережил, но в чем не находил положительной перспективы. Меня возбуждала надежда обрести наконец способность общаться.

Но Гретхен не разделяла мой энтузиазм. Она ответила мне так: “Поверю, когда увижу. Если ты изменишься, подумаю над этими идеями”. Вместо того чтобы в ответ на ее недоверие занять оборонительную позицию, я осознал правомерность чувств жены. Я понял, что, после того как многие годы она ощущала пренебрежение с моей стороны, понадобится время, чтобы залечить раны и вновь обрести доверие. Я также понял, что моя мягкая настойчивость, с которой я старался измениться и научиться слушать, помогает ей справиться с ее сопротивлением. И мне помогает тоже. Конечно, нелегко начинать все сначала, когда каждый ваш шаг встречает недоверие и сопротивление. Тем не менее я ощущал, как становлюсь сильнее, и это чувство мне понравилось.

Моя мягкая настойчивость оказалась как раз тем, что ей было нужно для того, чтобы перестать сопротивляться.

Когда казалось, что это не срабатывает, то, вместо того чтобы изливать свой гнев на Гретхен, я начал изливать мои чувства в “любовных письмах”, как вы предлагаете делать в своей книге. Начал с того, что испытывал сильный гнев, огорчение, а кончил тем, что ощутил облегчение и прилив любви. Эта любовь помогла мне понять Гретхен, и я снова попытался стать лучшим слушателем.

У нас с женой были моменты нежности и короткие периоды общения. И все-таки мы порой еще держимся на расстоянии, пребывая начеку. Но при всех многочисленных отрицательных воспоминаниях у нас есть надежда. Меня стала больше радовать моя жизнь и ее возможности.

Я могу яснее видеть проблемы наших взаимоотношений и знаю, что делать. Я больше люблю себя, свою жену и окружающих. В мою жизнь вошли новые люди и вернулись старые друзья. Это новое измерение жизни, в котором я чувствую себя замечательно.

Мы с Гретхен все еще огорчаем друг друга. В таких случаях я обычно говорил: “Ох, нет! Только не это! Сумеет ли она когда-нибудь справляться с житейскими проблемами и отстанет от меня!” Теперь я дошел до того, что могу сказать: “Что ж, значит, мне следует научиться еще и этому. Я сейчас расстроен, но знаю, что с этим делать. Я могу выйти и написать любовное письмо или отправиться погулять, чтобы все обдумать и успокоиться”.

Хотя эти огорчения не доставляют радости, как и необходимость с ними справляться, мне всегда кажется, что я по-новому могу взглянуть на себя и свою жену. В результате учусь легче воспринимать себя самого и надеюсь, что и жену тоже. Осознав, почему мы не понимаем друг друга, я снова обрел надежду. Это было необыкновенное путешествие”.

Лучше относиться к себе

Рассказывает Рената: “Когда я узнала о наших различиях, это помогло мне лучше относиться к себе. Возвращаясь домой из отпуска, проведенного в Южной Каролине, я начала размышлять вслух о том, что мне нужно сделать дома на следующей неделе, потом в следующем месяце, в предстоящие три месяца и так далее.

Свою речь я закончила словами: “Да, и через полгода мне надо сходить к дантисту”. Тогда мне пришли на ум слова Джона Грея о том, как женщины думают. Они это делают не только вслух, но и с нацеленностью на перспективу. Благодаря Джону Грею я чувствую себя нормальной, такой, какая я есть.

У меня четыре сына, и они обычно критикуют меня за то, что я размышляю вслух, “бормочу”. Но теперь мне известно: я уроженка Венеры и просто думаю вслух”.

С нашим браком было все в порядке, но не хватало радости

Йен описывает, как они с женой стали лучше общаться. “Десять лет назад Эллен захотела провести романтический уик-энд вне дома. Я очень любил мою жену, но стал замечать, что в нашей жизни все какое-то одинаковое — секс, общение между собой и с детьми. С браком было все в порядке, но не хватало радости. Мне казалось, что наши взаимоотношения ничем не подпитываются. У нас всегда была любовь и обязательства, нет вопросов. Я знал, что останусь с Эллен до конца жизни. Все остальное кипело — бизнес, дети, но брак стал каким-то пресным. Мои обязательства никуда не делись, но эмоциональный запас иссяк.

Поэтому я убедил Эллен расстаться с ее идеей отдыха и отправиться на семинар Джо­на Грея. В первые же пять минут я понял, что мы попали туда, куда надо. Грей начал с рас­сказа о тех ошибках, которые он совершил в своих отношениях, и в ту же самую минуту я почувствовал, как тяжелая ноша упала с моих плеч. Мне не требовалось быть потрясающей личностью! Я не должен чувствовать себя ответственным за то, чтобы отношения стали совершенством, чтобы создать наше счастье. В первые две минуты открытость Джона и его раскрепощенность заставили меня почувствовать себя лучше.

И потом я обрел эмоциональный язык. Моя душа не спала. Я был силен физически, так как преподавал физкультуру. Но у меня не было эмоционального языка, и я испытывал чувства, которые мне никогда не удавалось выразить или описать.

Определенного рода общение всегда казалось угрожающим моей мужской силе. Я был уязвим, боялся выразить разочарование и чув­ство неудовлетворенности, поскольку считал — если дам понять, что испытываю такие чувства, то поставлю под угрозу все взаимо­отношения. Я считал, что всегда должен иметь решение для любого вопроса и полностью себя контролировать. В этом браке я должен быть сильным мужчиной, разве не так?

Я считал, что всегда должен иметь решение для любого вопроса и полностью себя контролировать.

Но, к моему удивлению, с теми методами общения, которые преподавал Джон, во мне все открылось. Я почувствовал связь с моим собственным “Я”, исчезла тяжелая ноша, и появилось новое видение многих вещей. Я почувствовал себя свободнее, как не ощущал себя очень-очень давно. Я полюбил самого себя, и любовь к жене вспыхнула вновь. Меня охватило потрясающее чувство надежды.

Что послужило причиной такого расцвета чувств? Я смог наконец дать слово тем эмоциям, которые никогда раньше не находили выражения. Научился прежде всего давать Эллен возможность высказаться. Прекратил ловить себя на том, что все время пытаюсь изменить ее ощущения. Я перестал пытаться постоянно предлагать решения. Вместо этого стал слушать и, после того как жена высказывалась, делился моими мыслями, чувствами и переживаниями, а она, в свою очередь, слушала.

В практическом смысле результатом этого семинара — непреходящим результатом — стало то, что при наших спорах с женой мы теперь намного быстрее можем прийти к согласию. Я больше не злюсь так долго, как раньше. Обычно же дулся, становился угрюмым и заводился все сильнее и сильнее. Теперь время, которое я на это тратил, значительно сократилось. С теми навыками, что показал нам Джон, мне нетрудно вернуться к равновесию и любви, не боясь “конфронтации”.

Я обычно дулся, становился угрюмым и заводился все снова и снова.

Например, если Эллен делает то, что меня раздражает, я могу сказать ей об этом, вместо того чтобы подавлять мои чувства или (что делал в прошлом) повышать голос, пытаясь контролировать мой гнев, и в результате просто выпаливать то, что думаю. Этот новый подход оказался наполненным уважением. Он помогает слушать и Эллен и мой собственный внутренний голос.

Как только новые способы общения превратились в привычку, стало очевидно, что они по-настоящему действенны. Они снабдили меня дорожной картой, чтобы я смог подняться на более высокий эмоциональный уровень. Я всегда могу это сделать на физическом, интеллектуальном и профессиональном уровнях, но теперь я знаю дорогу и на эмоциональный уровень тоже.

Изменения коснулись всего. Мы с женой намного сблизились, наше общение усилилось в десятки раз, и наша сексуальная жизнь ожила, стала такой же, как в начале. И так продолжается до сегодняшнего дня. Но, наверное, самый удивительный эффект новое понимание разницы полов и умение слушать произвели в моих отношениях с сыном и дочерью.

Так как я стал терпимее к себе самому и совершаемым мною ошибкам в качестве мужчины и отца, я стал с детьми более терпеливым, более сочувствующим. Так как теперь я поддерживаю себя и жену эмоционально, я также могу относиться и к детям. Раньше я вел себя с ними как диктатор, хотя под этим скрывалась любовь. Теперь мои дети очень экспрессивны в своих эмоциях и чувствуют себя уютно и среди сверстников и среди взрослых, куда уютнее, чем ощущал себя я в их возрасте. Когда видишь, как они получают преимущество благодаря тому, что я сам почерпнул в работе Джона, то испытываешь удивительное удовлетворение.

Как отец я стал более терпеливым, сочувствующим и оказываю детям большую поддержку.

Мы регулярно общаемся всей семьей, и если возникают конфликты, знаем, как преодолеть это. Основываясь на технике слушания, предложенной Джоном, каждый ощущает, что его выслушали. И взрослые и дети в любое время могут потребовать созвать семейный совет, чтобы высказать свои мысли. Теперь благодаря этому наши дети хорошо развива­ются.

Так что у нас есть что им дать. Обретение нами способов общения — это наш истинный подарок сыну и дочери. Они видят, как мы общаемся, ссоримся, но миримся и приносим извинения, дав взаимное обязательство, что это должно работать. Мы знаем: давая что-то друг другу, мы даем это и детям”.

Любовь с первого взгляда

Эллен предлагает свое видение ситуации. “Это началось двадцать лет назад. Мне исполнилось тогда двадцать четыре года, я была знакома с этим мужчиной три недели и решила, что хочу выйти за него замуж. Три месяца спустя мы были уже женаты.

Мы на самом деле были очень похожи. Ро­дители Йена развелись, когда ему было четырнадцать, а я потеряла отца в одиннадцать лет. Так что нас обоих воспитывали только матери.

Первые три года нам было очень весело, мы радовались нашим детям. Но через семь лет после нашей свадьбы до десятого года совместной жизни мы не так много занимались сексом, и это меня очень сердило. В наших отношениях не хватало жизни, хотя мы оба дорожили браком.

Через десять лет мы не так много занимались сексом, и это меня очень сердило.

Йен решил, что мы должны побывать на семинаре Джона Грея. Честно говоря, я боялась. А вдруг мы обнаружим, что неправильно выбрали партнера, или выяснится, что я не люблю Йена или он не любит меня.

Но то, что произошло, было настоящим катарсисом. Мы узнали пути, которые помогли нам жить вместе. Самым главным для меня как для женщины было то, что я стала более уязвимой. Я поняла на семинаре, что находилась на мужской стороне жизни — то есть всегда была сосредоточена на том, чтобы решать проблемы остальных, и не обращала внимания на мои собственные нужды и чувства. Джон показал нам, как женщина нуждается в том, чтобы говорить, говорить, говорить. И что это естественно для нее.

Вторым, более личным, открытием стало то, что во время семинара я глубоко прочувствовала свои ощущения от потери отца. Я никогда не переживала из-за этого, но начала вдруг плакать. Джон заметил мои слезы, вы­звал меня вперед и спросил, не хочу ли я поделиться моими чувствами. И тут я поняла свои ощущения — меня бросили мужчины, я не могу доверять им, не могу быть уязвимой перед мужчинами. Джон вызвал Йена, чтобы тот поддержал меня, когда я рассказывала о своих чувствах к отцу. Позволить Йену стать свиде­телем этого стало для меня невероятным переживанием!

Если мы, женщины, сможем просто поверить и научить мужчин не пытаться нас исправить, а лишь слушать, тогда наши сердца откроются сами, и мы почувствуем себя ближе к мужчинам. Это произошло со мной. Переживание улучшило наши взаимо­отношения во всем — нашу интимную жизнь, нашу близость, наши отношения с детьми. Мы перестали ставить между собой детей, чтобы сохранить дистанцию между мной и Йеном.

У нас есть способы выражения наших потребностей, ощущений,того, что нам нравится и не нравится, и мы не чувствуем, будто нас поймали на крючок, не принимаем все на свой счет.

Если бы не семинар Джона, не знаю, где бы мы сейчас были. А благодаря ему мы партнеры в нашей жизни. У нас есть способы выражения наших потребностей, ощущений, того, что нам нравится и не нравится, и мы не чувствуем, будто нас поймали на крючок, не принимаем все на свой счет. То, что мы узнали, позволило нам не только любить, но и услышать друг друга, попытаться оказать взаимную поддержку в том, что мы просим и чувствуем.

Как мы должны сделать своего партнера счастливее? Мы оба стараемся поддерживать романтику в браке. Мы отдаем предпочтение тому, чтобы поработать над нашими отношениями перед совместным весельем. Проводим время отдельно от детей, дабы быть романтичными, и проводим время врозь, чтобы каждый занялся своим делом. Когда мы снова встречаемся, то чувствуем, как соскучились друг без друга, и у нас оказывается больше то­го, чем можно поделиться.

Как я делаю Йена счастливее? Что ж, ему нужно, чтобы ему доверяли, поэтому я воздерживаюсь давать ему советы и что-то предлагать, если только он сам об этом не попросит. Я стараюсь хвалить его за все его дела.

Как поступает Йен для того, чтобы я была счастлива? Он слушает. Муж делает для меня милые пустяки, приносит, например, чашку чая каждое утро. Охотно участвует в процессе воспитания детей. Но самое лучшее — это его невероятное уважение ко мне. Он ценит меня и ждет от детей того же. Вот так мы делаем друг друга счастливыми”.

Говоруны и мыслители

Вот история Сюзанны. “Мне сорок семь лет, и десять лет я замужем. Мы с моим мужем Риком знакомы двенадцать лет, детей у нас нет.

Первые несколько лет нашего брака я чувствовала, что мы недостаточно общаемся между собой. В нашей семье я “говорун”, а Рик — “мыслитель”.

Я все время пыталась заставить его раскрыться, поделиться со мной своими мыс­лями и чувствами, но без толку. В моем предыдущем браке я не нашла общения и была полна решимости сделать так, чтобы в этот раз все было иначе, в противном случае меня определенно ожидает очередной крах.

Подобно многим парам, мы не умели выразить себя. Рик не знал, как словами передать свои чувства, а я не представляла, что нужно сказать, чтобы заставить его

раскрыться. Я поняла, что злюсь и раздражаюсь все больше и больше. Из нашего брака ушел смех.

Стоило мне заговорить, я увидела, как он замыкается и занимает оборонительную позицию.

Я посмотрела “Опру” и узнала, как лучше общаться. Потом попыталась объяснить это Рику, когда тот пришел домой. Стоило мне заговорить, я увидела, как он замыкается и занимает оборонительную позицию. С этой его обороной мне было очень сложно справиться. Дело кончилось ссорой. Потом где-то неделю или две Рик старался быть внимательным, по­могать мне, а затем мы вернулись на исходную позицию.

Кроме обороны Рика больше всего меня заботило то, что я чувствую себя так, будто меня не любят, а просто используют. В моей жизни мне нужен был мужчина, который взял бы на себя всю ответственность. Мне же казалось, что я в одиночку занимаюсь хозяйством, делаю всю домашнюю работу, обо всем забочусь, а в ответ даже “спасибо” не получаю. Моя обида стала расти. У Рика всегда есть чистое белье, свежие рубашки. Почему же тогда я не могу открыть мои ящики и шкаф и обнаружить там готовые вещи к нос­ке? И тут я осознала, что больше не люблю мужа и не знаю, что делать дальше.

У меня начала формироваться беспокоившая меня привычка. Каждые несколько недель, когда эмоции перехлестывали через край, я пыталась объяснить Рику мои чувства, но только плакала. Он обещал больше помогать по дому. Но больше чем на неделю — две его не хватало.

Тогда я услышала о вашей книге “Мужчины — выходцы с Марса, женщины — с Венеры”. Потом узнала, что вы ведете семинар в Нью-Йорке. Я спросила Рика, пойдет ли он, и тот согласился. И это лучшее, что могло с нами случиться!

Когда вы заговорили, Рик услышал мои слова, произнесенные вашими устами. Он узнал нас в вашем рассказе. Самыми важными стали ваши слова, что на самом деле возбуждает женщин — когда мужчина выносит ведро, моет посуду, отправляет белье в стиральную машину и т.п. Рика это удивило. Я думаю, что многие мужчины удивляются. Мы говорили об этом по дороге домой, и с этого вечера наши отношения изменились.

Когда вы заговорили, Рик услышал мои слова, произнесенные вашими устами. Он увидел нас в вашем рассказе.

Теперь без просьб Рик выносит мусор, моет посуду, пускает стиральную машину, пылесосит, занимается всеми счетами и тому подоб ным. А я благодарю его, когда он делает что-то для меня.

Мы свободно общаемся, но это требует усилий... Это не всегда происходит одновременно. Муж уделяет время тому, чтобы меня выслушать, даже когда ему хотелось бы заняться чем-нибудь другим. Если я по лицу Рика вижу, что у него что-то на уме или я сказала то, что ему не нравится, я подбадриваю его, чтобы он высказался. Если муж не хочет говорить, я на него не давлю. Мне кажется, именно потому, что он не испытывает давления, Рик все чаще хочет поделиться тем, что происходит.

Я подбадриваю его, чтобы он сказал, что думает. Если он не хочет говорить, я на него не давлю.

Мы каждый день говорим друг другу: “Я люблю тебя”. Мы не уходим из дома без прощального поцелуя и, возвратившись, обязательно целуемся. С самой первой нашей встречи Рик всегда звонил мне хотя бы один раз в день, чтобы узнать, как у меня дела. И он всегда говорит, когда его ждать к ужину.

Стоит упомянуть о том, что случилось однажды. Я пекла печенье к Рождеству и случайно положила соды вдвое больше, чем требовал рецепт. Я начала выпекать печенье, и первая же порция оказалась соленой на вкус. Пришлось все тесто выбросить и начать заново. Разумеется, у меня не оказалось достаточно продуктов для второго замеса, и пришлось бежать в магазин.

Перед тем как уйти, я спросила Рика, поможет ли он мне, когда я вернусь. Он сказал: “Почему бы тебе не заняться этим завтра?” Я ожидала не такого ответа и, ничего не сказав, ушла в магазин. Когда через десять минут вернулась, Рик, вероятно, уже все обдумал, потому что встретил меня на пороге со словами: “Я тебе помогу. Только скажи, что мне нужно делать”.

Меня охватило чувство огромного счастья. Два года назад он бы сидел в своем кресле, пока я пекла печенье заново.

Два года назад он бы сидел в своем кресле, пока я пекла печенье заново.

Как я уже сказала, это требует постоянных усилий. С плохими привычками тяжело расставаться. Но я испытываю настоящую радость от того, что мы оба стараемся сделать друга друга счастливыми. Если один из нас неумышленно огорчает или сердит другого, то он признает свою неправоту, просит прощения, и все встает на свои места.

Сейчас мы счастливы как никогда, и наши отношения становятся все лучше”.